В деле Grecu v Cornetu Court (Romania) & Ors [2017] EWHC 1427 (с решением суда можно ознакомиться здесь) Высоким судом в очередной раз рассматривался вопрос тюремных условий в связи с экстрадицией. Условия содержания в тюрьмах Румынии подвергались процессу рассмотрения в суде в деле Florea v Romania [2014] EWHC 2528 («Florea I») and Florea v Romania [2014] EWHC 4367 (Admin)(«Florea II»).

Как было описано в делах Florea I и Florea II, в тюремной системе Румынии действуют два режима содержания - закрытый и полуоткрытый. В деле Grecu Высокий суд запросил рассмотреть вопрос того, означало ли недавнее решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в котором было вынесено постановление, что задержанным должно предоставляться, как минимум, 3 кв.м. личного пространства, что экстрадиция запрашиваемых лиц должна быть прекращена на том основании, что тюремные условия в Румынии будут представлять собой нарушение прав задержанных, предусмотренных по статье 3 Европейской конвенции по правам человека.

Подсудимый Греку был осужден за кражу со взломом, а его товарищ по обжалованию Багареа - за выращивание марихуаны. Греку приговорили к 18 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в тюрьме полуоткрытого режима. Багареа был назначен тюремный срок в 3 года, и сначала он был должен содержаться в тюрьме закрытого режима, прежде чем, вероятно, его бы перевели в полуоткрытые условия содержания.

Власти Румынии, точно так же, как и в делах Florea I и II, предоставили властям Великобритании письменные заверения, что в полуоткрытых условиях содержания будет предоставляться не менее 2 кв.м. личного пространства, а закрытые условия будут наделять задержанных не менее 3 кв.м. личного пространства.

В недавнем решении Большой палаты ЕСПЧ в деле Muršić v Croatia (№ заявления 7334/13), европейский суд постановил, что личное пространство менее 3 кв.м. служит поводом для веской презумпции нарушения статьи 3. Однако судом также было отмечено следующее: «Правительству стороны-ответчика остается убедительно продемонстрировать, что существуют факторы, которые способны в достаточной мере компенсировать недостаточное выделение личного пространства. Совокупный эффект, произведенный этими условиями, должен лечь в основу решения суда».

Факторы, которые, по мнению европейского суда, способны опровергнуть презумпцию нарушения, были следующими:

1.Случаи, когда уменьшение личного пространства носит характер «кратковременного, случайного и незначительного»;

2.Случаи, когда уменьшение личного пространства «сопровождается достаточной свободой передвижения за пределами камеры и достаточной внекамерной деятельностью»; и

3.Случаи, когда «отсутствуют иные отягчающие стороны условий содержания задержанного».

Заявители в деле Grecuутверждали, что в свете решения Страсбургского суда в случаях этих задержанных будет иметь место нарушение статьи 3, если не будут применяться совокупные смягчающие условия, установленные в деле Muršić.

На основании заверений, сделанных властями Румынии, Высокий суд постановил, что для опровержения веской презумпции нарушения статьи 3 имеется недостаточно доказательств. Однако Высокий суд отказался прекратить экстрадицию подсудимых Греку и Багареа на этом этапе. Вместо этого, суд дал властям Румынии еще один месяц для того, чтобы предоставить новые заверения, которыми будет соблюдаться подход, использованный в деле Muršić.

Остается увидеть, что произойдет в случае с подсудимыми Греку и Багареа. Хотя решение в деле Muršićпредставляет собой явное развитие в отношении условий содержания в тюрьмах, Высокий суд снова продемонстрировал подход британского суда, направленный на то, чтобы дать возможность запрашивающему государству предоставить письменные за��ерения в отношении вопроса, который иначе бы привел к непреодолимому препятствию к экстрадиции.