Официальная статистика свидетельствует, что в 2016 году Национальный банк Украины принял решение о ликвидации восемнадцати банковских учреждений. Эти события привели к увеличению споров с неплатежеспособными банками. Так, речь пойдет о наиболее трендовых, по нашему мнению, категориях споров, а именно относительно зачисления встречных однородных требований с неплатежеспособным банком и возмещения ущерба собственниками существенного участия такого банка.

В первой категории указанных споров можно констатировать формирование определенной судебной практики, закрепленной, в частности, в решениях Верховного Суда Украины и Высшего хозяйственного суда Украины. Так, суды, давая оценку правомерности или неправомерности зачисления встречных однородных требований, проверяют, отвечает ли такое зачисление двум требованиям:

  • (а) осуществлено ли зачисление встречных однородных требований до момента введения временной администрации в неплатежеспособный банк (исключением является зачисление, которое проводится в ходе процедуры ликвидации банка в порядке абзаца второго пункта 8 части второй статьи 46 Закона Украины "О системе гарантирования вкладов физических лиц"). По данному поводу заслуживает внимания позиция Высшего хозяйственного суда Украины, высказанная в постановлениях от 04.05.2016 года по делу № 910/22500/15, от 16.02.2016 года по делу № 910/17681/15, от 16.02.2016 года по делу № 910/25482/15 и от 24.10.2016 года по делу № 910/25490/15, а именно акцент суда на том, что важным является именно факт направления лицом, которое одновременно является кредитором и должником банка, соответствующего заявления о зачислении встречных однородных требований, как односторонней сделки, до момента введения временной администрации в неплатежеспособный банк, а не факт ее получения банком (если банк получил соответствующее заявление уже после введения временной администрации);
  • (б) соблюдено ли во время такого зачисления требование статьи 601 Гражданского кодекса Украины, а именно относительно встречности, однородности и наступления сроков исполнения обязательств.

Что касается встречности, то принимая во внимание довольно распространенную практику, когда должник банка становится одновременно его кредитором на основании договора об уступке права требования по договору банковского вклада/счета, заключенного между этим же банком и другим лицом, то в этом контексте заслуживает внимания позиция Высшего хозяйственного суда Украины, высказанная в постановлении от 16.02.2016 года по делу № 910/17681/15, в котором суд, применяя положение статьи 516 Гражданского кодекса Украины, приходит к выводу, что отсутствие в договоре банковского вклада запрета на уступку вкладчиком своего права требования третьим лицам дает основания считать такую уступку правомерной, не беря во внимание отсутствие согласия банка.

Что касается однородности, то суды придерживаются единой позиции, что выражение встречных обязательств в разных валютах не влияет на факт их однородности.

Что касается наступления сроков исполнения встречных однородных обязательств, то, в частности, Верховный Суд Украины в постановлении от 06.04.2016 года по делу № 3-174гс16 пришел к выводу, что при уступке права требования по договору банковского счета только клиент банка имеет право обращаться с платежным поручением о перерасчете денежных средств. Если с таким поручением обращается новый кредитор, то срок исполнения обязательств по соответствующему договору не наступает, а следовательно, зачисление встречных однородных требований не отвечает требованиям законодательства. В свою очередь, что касается договора банковского вклада, то следует отметить, что в постановлении Высшего хозяйственного суда Украины от 14.09.2016 года по делу № 910/25487/15 суд согласился с позицией местного и апелляционного хозяйственных судов, считая правомерным предъявление требования о возврате части вклада новым кредитором банка. При этом суд не принял во внимание выводы, изложенные в постановлении Верховного Суда Украины от 06.04.2016 года по делу № 3-174гс16, отметив, что предметом иска в деле, которое было пересмотрено в вышеупомянутом постановлении Верховного Суда Украины, является требование о прекращении правоотношений по кредитному договору, ипотечному договору и договору поручительства в связи с проведением зачисления встречных однородных требований по договорам банковского счета (а не договора банковского вклада (депозита) и кредитному договору.

Что касается второй категории споров, то здесь судебная практика менее многочисленна, однако уже можно отследить определенные тенденции, а именно, истцами в таких делах обычно выступают вкладчики банков, а ответчиками – собственники существенного участия в банках (как отдельно, так и солидарно). Национальный банк Украины и Фонд гарантирования вкладов физических лиц в подавляющем большинстве случаев привлекаются к таким спорам как третьи лица. Предметом исковых требований может выступать взыскание денежных средств, возмещение ущерба (м��териального/морального), возмещение убытков, защита прав потребителей и т. п.

Так, в соответствии со статьей 58 Закона Украины "О банках и банковской деятельности" связанное с банком лицо (в частности, собственники существенного участия) несет ответственность своим имуществом за причинение ущерба и доведение банка до неплатежеспособности. Среди акционеров банка связанными лицами являются те, кто самостоятельно или совместно с другими лицами владеет 10 и более процентами уставного капитала банка и/или права голоса.

Анализ судебной практики свидетельствует, что в большинстве случаев суды обоснованно отказывают в удовлетворении таких исков, аргументируя свою позицию недоказанностью истцом состава гражданского правонарушения (обычно вины собственника существенного участия и причинной связи между действиями/бездеятельностью и последствиями). Примерами являются, в частности, определение Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 13.10.2016 года по делу № 757/25664/15-ц и от 19.10.2016 года по делу № 761/23089/15-ц. Также следует обратить внимание на постановление Высшего хозяйственного суда Украины от 13.01.2016 года по делу № 910/10919/15, в котором суд отказал в иске уполномоченному лицу Фонда гарантирования вкладов физических лиц, ссылаясь на то, что отсутствует состав правонарушения, а действующим законодательством не предусмотрена автоматическая ответственность собственников существенного участия по обязательствам банка в случае признания его неплатежеспособным.

Однако также есть решения судов в пользу вкладчиков неплатежеспособных банков, например, по делам по искам против конечных бенефициарных собственников АО "Брокбизнесбанк" и ПАО "Всеукраинский акционерный банк" суды удовлетворяли иски вкладчиков, аргументируя свое решение тем, что истцами доказан состав гражданского правонарушения. Так, в первом случае заочным решением Печерского районного суда города Киева от 21.01.2016 года, оставленным в силе постановлением апелляционного суда города Киева по делу № 757/34878/15-ц, по мнению суда, вина доказана свидетельским показанием, информацией из СМИ и результатами уголовного производства относительно разворовывания денежных средств. Что касается иска против собственников существенного участия ПАО "Всеукраинский акционерный банк", то апелляционный суд города Киева в своем определении от 05.07.2016 года по делу № 761/3002/15-ц пришел к выводу, что вина собственников существенного участия установлена постановлением НБУ об отнесении банка к категории неплатежеспособных. Обращаем внимание, что позиции суда кассационной инстанции по вышеупомянутым делам пока нет.

Подытоживая все вышеизложенное, следует отметить, что, по нашему мнению, именно эти две категории споров стали одними из трендов 2016 года. Как в случае с зачислением встречных однородных требований, так и по делам по искам против собственников банков каждое судебное решение привлекало значительное внимание общественности и вызвало оживленные дискуссии между юристами. Принимая во внимание отсутствие на сегодня однозначной правовой позиции судов кассационной инстанции по этим категориям дел и значительный общественный резонанс, считаем, что в 2017 году интерес к ним будет только возрастать.

Опубликовано: "Юрист и Закон", №48, 23.12.2016-29.12.2016