В деле директор Отдела по борьбе с крупным мошенничеством против Eurasian Natural Resources Corp Ltd (2017) суд впервые рассмотрел статус документов, созданных юридическими и иными советниками в ходе внутреннего расследования уголовного преступления.

Иск был подан Отделом по борьбе с крупным мошенничеством («ОБКМ») на объявление того, что привилегия на сохранение адвокатской тайны не распространяется на определенные документы, созданные в ходе внутреннего расследования, проведенного солиситорами и бухгалтерами-криминалистами в отношении деятельности Eurasian Natural Resources Corp Ltd («ENRC») и ее дочерних предприятий.

Данный иск был подан на фоне продолжающегося уголовного расследования ОБКМ в связи с обвинениями в мошенничестве, взяточничестве и коррупции со стороны ENRC.

ENRC раскрыла ОБКМ окончательный доклад по расследованию в феврале 2013 года, но не соответствующие опросы и иные результаты работы. В 2013 году ОБКМ открыл уголовное расследование и запросил раскрытие документов (включая рабочие документы адвокатов), и вынес уведомления против ENRC, чтобы добиться представления документов в соответствии с разделом 2(3) Закона об уголовном правосудии от 1987 года («ЗУП от 1987 года»).

В ENRC утверждали, что на истребованные документы распространяется привилегия на сохранение тайны в судебной тяжбе, привилегия на сохранение адвокатской тайны или обе привилегии, и поэтому ОБКМ не мог вынудить их раскрыть эти документы.

Судья г-жа Эндрюс отклонила притязание ENRC на привилегию в отношении протоколов опросов и результатов работы бухгалтеров-криминалистов, оценивавших внутренние системы контроля ENRC. Однако она поддержала притязание на привилегию в отношении презентации Совету по выводам расследования, которая также включала юридические консультации.

Что касается протоколов опроса, было установлено, что не было никаких доказательств того, что кто-либо из опрошенных людей (кем бы они ни были) имел полномочия обращаться и получать юридические консультации от имени ENRC, а общение между этими людьми и адвокатами не было общением в ходе передачи инструкций от имени корпоративного клиента.

Что касается слайдов и протоколов собраний, эти документы содержали или раскрывали консультации адвокатов касательно «потенциальных обвинений в преступлении и шагов, которые должна предпринять компания в связи с этими потенциальными обвинениями...». Если солиситор, делающий презентацию, просто докладывал бы установленные факты Совету, и это не включало предоставление юридических консультаций, тогда протокол того, что происходило на этом собрании, на котором клиенту сообщалось об установленных фактах, не будет покрываться привилегией на сохранение адвокатской тайны. Однако доказательства в отношении собраний указывали на то, что юридической фирме были даны указания предоставить Совету юридические консультации по определенным конкретным вопросам, логически вытекающим из их выводов. Таким образом, слайды были подготовлены для конкретной цели предоставления юридических консультаций ENRC, и на них распространяется привилегия. Судья г-жа Эндрюс подтвердила, что это именно так, даже если протоколы собраний и слайды упоминались в фактической информации или выводах, которые в ином случае не были бы защищены привилегий, так как они неотъемлемая часть конфиденциальной информации между солиситором и клиентом, а также входят в рамки защиты результатов работы солиситора.