В последние годы бизнесу приходилось прилагать значительные усилия, чтобы уследить за трендом деофшоризации. Многие ощутили последствия принятия черного списка ЕС еще до того момента, как эти списки получили какое-либо юридическое значение. А еще в ближайшей перспективе бизнесу придется задуматься о грядущих изменениях в законодательствах европейских "торговых" юрисдикций.

С чем сегодня едят BEPS?

Лейтмотивом любой борьбы с уходом от налогов, конечно же, является BEPS – Action Plan on Base Erosion and Profit Shifting – План по противодействию Размыванию налоговой Базы и Перемещению Доходов. Но писать очередную статью о самом BEPS значило бы тратить время читателя. На эту тему уже написаны сотни материалов разной степени полезности и актуальности, так что мы только напомним о том, что это такое и чем угрожает бизнесу, и поговорим о том, с чем конкретно придется иметь дело в ближайшие месяцы.

В уже далеком 2013 году ОЭСР представила BEPS – план, состоящий из пятнадцати действий, каждое из которых позволит государствам эффективнее бороться с агрессивными методами налогового планирования. План как таковой не устанавливает каких-либо ограничений или конкретных обязательств. Однако предпринимая шаги в рамках плана BEPS, государства совершенствуют способы контроля за уплатой налогов.

В течение последних нескольких лет многие государства – члены ЕС приняли прогрессивное налоговое законодательство, соответствующее плану BEPS. Многое было сделано международными организациями. На повестке дня – окончание срока, отведенного Директивой ЕС против уклонения от уплаты налогов № 2016/1164 (далее – Директива).

До конца 2018 года государства-члены должны имплементировать в национальные законодательства положения Директивы, а уже с 01 января 2019 года новые правила должны начать действовать.

Среди всех изменений украинцам будут наиболее интересны следующие:

– Контролируемые иностранные компании – Директива требует от государств урегулировать налогообложение торговли со связанными лицами. Ранее некоторые государства считали связанными для налоговых целей только те компании, одна из которых имеет долю участия или контроля в другой. Теперь таковыми будут считаться и компании, в которых бенефициарным собственником является одно и то же лицо, даже если сами компании не связаны отношениями контроля. Директива требует включать прибыль контролируемых иностранных компаний в прибыль налогоплательщика в ЕС.

Раньше многие бизнесы могли планировать свои налоги посредством торговых операций с иностранными компаниями, которыми владел их бенефициарный собственник. "Покупка" товаров и услуг у такой компании с Белиза, выплата процентов на Ангилью или роялти на Багамы позволяли компании из престижной европейской юрисдикции показать нулевую прибыль. Поскольку на Белизе, Ангилье и Багамах нет налога на прибыль, фактически эта структура позволяла бизнесу не заплатить ни одного евро налога. На данный момент некоторые государства, например Чехия, все еще позволяют такое перемещение прибыли, однако и в них готовятся законопроекты по имплементаци�� положений Директивы.

– Ограничение процентов – проценты по займам смогут уменьшать базу налогообложения компании-заемщика не более чем на 30 % от общей прибыли компании до налогообложения. Таким образом, получив заем от собственной компании с Британских Виргинских островов, европейские компании больше не смогут показывать нулевую прибыль за счет выплаты процентов, которые можно отнести на расходы.

– Гибридные несоответствия – они урегулированы Директивой Европейской Комиссии № 2017/952, дополняющей первую Директиву. До 2020 года имплементировать положения Директивы таким образом, чтобы избежать возможностей двойного зачета или двойного неналогообложения прибыли компаний. Ранее, например, выплата процентов по займу материнской компании могла считаться расходом дочерней компании в ее юрисдикции, а получение этих процентов в юрисдикции материнской компании приравнивалось к получению дивидендов, которые не подлежат налогообложению. Таким образом, выплата с одной стороны уменьшала базу налогообложения у дочерней компании, а с другой – не облагалась налогом на прибыль у материнской компании.

Большинство государств принимает новое законодательство, соответствующее Директиве, пакетами. Следовательно, не стоит рассчитывать на то, что можно будет сохранить свою налоговую структуру с прежней или близкой к ней эффективностью, просто изменив подход к некоторым сделкам. Изменения, произошедшие за два года с момента принятия Директивы, уже привели к реструктуризации многих бизнесов, в том числе украинских.

Черные списки в белых пятнах

За последние четыре месяца многие клиенты европейских банков получили письма с запросами на предоставление информации о структуре собственности, контрагентах и другой коммерческой информации. Многие бизнесы, пытавшиеся открыть счета для своих компаний из низконалоговых юрисдикций, получили отказы.

Все дело в "Списке юрисдикций, не сотрудничающих в налоговых вопросах", принятом заключением Совета ЕС № 15429/17 в декабре прошлого года (далее – Черный список). Он является аналогом внутренних черных списков, принятых на уровне государств ЕС, и первой попыткой унифицировать эти списки на общеевропейском уровне. Для нас Черный список интересен тем, что более половины из 17 вошедших в него государств были включены, в том числе, потому что не применяли минимальные стандарты BEPS.

Нужно отметить, что этот Черный список на данный момент не имеет никакого легального эффекта. Заключение Совета ЕС содержит лишь ряд рекомендаций о мерах, которые государства-члены могли бы принять, включая усиленный мониторинг трансакций, установление налога у источника, запрет отнесения определенных выплат к расходам и проч. Фактически Совет ЕС просто объявил, что вошедшие в список государства не сотрудничают с ЕС в вопросах налогообложения, отчетности и обмена информацией, и не более того.

Несмотря на это, многие европейские банки уже начали рассылку запросов на предоставление информации. Ожидаемо, если такие компании не смогут подтвердить то, что они ведут реальную бизнес-активность, а не существуют просто для избежания налогообложения, ответить на другие запросы, то банки откажут им в обслуживании. За прошедшие несколько месяцев список претерпел несколько изменений. На данный момент в него входят: Багамы, Сент-Китс и Невис, Виргинские острова (США), Американское Самоа, Гуам, Намибия, Палау, Самоа и Тринидад и Тобаго.

Отдельные юрисдикции предоставили согласие на пересмотр своих налоговых политик, требований к отчетности и обмену информацией. Эти государства будут находиться под мониторингом Совета ЕС: Барбадос, Бахрейн, Гренада, Республика Корея, Макао, Сент-Люсия, Монголия, Панама, Тунис и Объединенные Арабские Эмираты, Маршалловы Острова.

Учитывая, что некоторые из этих государств достаточно популярны среди украинского бизнеса, как, например, Маршалловы Острова, Панама, ОАЭ, грядущие изменения, очевидно, скажутся на торговых и налоговых структурах украинцев.

Уже сейчас компании из попавших в оба списка юрисдикций, вроде Невиса или Панамы, испытывают сложности с открытием счетов.

Конечно, многое все еще зависит от государства, в котором находится банк. В то время как в Соединенном Королевстве открыть счет для своей холдинговой компании на Маршалловых Островах становится почти невозможно, на традиционном Кипре сделать это все еще сравнительно легко, если открывать сразу два счета: для кипрской компании и связанной компании с Маршалловых Островов. Также не обязательно открывать счет в государстве Европейского Союза – отдельные бизнесы решают эту проблему открытием счета, например, в банках Индии либо Новой Зеландии.

Нужно отметить, что в список не вошло ни одно государство Европейского Союза, несмотря на то, что многие из них предлагают крайне конкурентные ставки налогообложения и позволяют выплату дивидендов в низконалоговые юрисдикции, не облагая исходящие дивиденды налогом.

Украинская версия

Обновления в начале 2018 года появились и в украинском перечне низконалоговых юрисдикций, принятом постановлением Кабинета Министров Украины от 27 декабря 2017 г. № 1045 (далее – Перечень). По сравнению со своей предыдущей версией, Перечень был расширен на 20 позиций и достаточно неожиданно в него вошли популярные у украинцев Мальта, Эстония, Венгрия, ОАЭ, Латвия и Грузия. Позже вследствие политического давления эти государства из Перечня были исключены.

Конечно, нужно помнить, что украинский Перечень, в отличие от европейского Черного списка, оказывает влияние только на торговые операции украинских резидентов. Налоговый кодекс Украины определяет торговые операции с компаниями из вошедших в Перечень юрисдикций как контролируемые. В таких операциях компаниям необходимо придерживаться рыночных цен, что ограничивает их в возможности перемещать прибыль в низконалоговые юрисдикции, а также подавать отчет о контролируемых операциях.

Белые пятна остались и в украинском Перечне. Например, Эстония не облагает налогом нераспределенную прибыль компаний. Мальта, оставаясь достаточно престижной юрисдикцией, предлагает эффективную ставку налогообложения торговых операций в размере всего 5 % от прибыли и позволяет распределение дивидендов компаниям из низконалоговых юрисдикций, не облагая исходящие дивиденды налогом. Наиболее дальновидные клиенты уже оценили эти преимущества: спрос среди украинцев на структурирование через Мальту ощутимо вырос. Этому способствовала и вступившая в силу с 01 января 2018 года Конвенция между Правительствами Украины и Республики Мальта об избежании двойного налогообложения.

ВЫВОД:

Выводы достаточно очевидны. В последнее время мы ощущаем существенное увеличение запросов на налоговое структурирование бизнеса. Эта услуга преобразовывается качественно, становится все более системной, требует всестороннего, вдумчивого и дальновидного подхода.

Подход к налоговому планированию в европейских юрисдикциях меняется. В первую очередь ужесточили требования к клиентам банки. Украинцам уже сейчас приходится пересматривать свои годами устоявшиеся налоговые структуры, убирать из них "черные" юрисдикции. Возможно, какое-то время государства, согласившиеся изменить свои подходы к налогообложению, продолжат предлагать конкурентный уровень налога на прибыль и отсутствие отчетности, но долго это не продлится. Не выполнившие свои обещания государства снова попадут в Черный список, а находящиеся в них компании не смогут открывать банковские счета в ЕС.

Часть клиентов европейских банков могут обратить внимание на банки за пределами ЕС – Гонконг, Макао, Индию, Сингапур и другие государства, не вошедшие в Черный список. Уже сейчас содержание структур в низконалоговых юрисдикциях становится все менее удобным, а украинцы все больше обращают внимание на европейские государства, предлагающие низкий уровень налогообложения, инфраструктуру, репутацию и сервис.

Опубликовано: "Юрист и Закон", №15, 26 апреля 2018 г.