Литовцева Юлия, руководитель группы практики

разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп»,

кандидат юридических наук

Тема вознаграждения арбитражного управляющего затрагивает интересы всех без исключения лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве). Как известно, вознаграждение управляющего выплачивается по общему правилу за счет имущества должника. Соответственно, чем больше общий размер вознаграждения, тем меньшее количество средств остается на удовлетворение требований кредиторов, восстановление платежеспособности должника, на ликвидационные выплаты участникам.

14 февраля 2013 года на заседании Президиума ВАС РФ обсуждался проект постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных  с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве».

            В ходе обсуждения на Президиуме ВАС РФ, казалось бы, сугубо практических вопросов судебной практики, возникла острая дискуссия, в основе которой лежат продолжающиеся не одно столетие научные споры относительно статуса арбитражного управляющего и природы его вознаграждения.

Каждый из участников банкротства, будь то должник или кредитор, действует только в своих интересах. Однако, при банкротстве реализация интереса одним участником неизбежно приведет к нарушению интересов других участников. В связи с этим возникла необходимость участия в процедурах специального субъекта (арбитражного управляющего), который в своей деятельности учитывал бы интересы всех сторон. Иными словами, деятельность арбитражного управляющего направлена на обеспечение баланса интересов всех участников процедур несостоятельности (банкротства).

            Можно было бы оставить теоретические споры относительно статуса арбитражного управляющего и характера получаемого им вознаграждения исключительно на откуп ученым, если бы не важные практические последствия, зависящие от соответствующей трактовки. От того, из какого подхода будет исходить ВАС РФ при подготовке обязательных для судов разъяснений, зависят ответы на следующие вопросы:

  • можно ли начислять проценты на основании ст. 395 ГК РФ в случае просрочки уплаты фиксированного вознаграждения арбитражного управляющего?
  • допускается ли снижение размера вознаграждения арбитражного управляющего в случае ненадлежащего исполнения обязанностей?
  • можно ли взыскать с арбитражного управляющего сумму ранее уплаченного вознаграждения в качестве убытков?

Более того, вопрос о том, является арбитражный управляющий представителем государства, имеет далеко идущие последствия с точки зрения принципиального вопроса о возможности возложения на РФ ответственности за ненадлежащие действия управляющего. В частности, данный вопрос исследовался Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) в деле Котов против России. По решению российского суда В. Котову было отказано  в удовлетворении требований к арбитражному управляющему в связи с тем, что в деле о банкротстве коммерческого банка «Юрак» ему уже был предоставлен приоритет на возврат средств. Одним из оснований отказа ЕСПЧ в удовлетворении требований истца к России являлся вывод суда о том, что по национальному законодательству 1990-х в России арбитражный управляющий не являлся представителем государства.

Прозвучавшие в ходе дискуссии в ВАС РФ основные  подходы к статусу арбитражного управляющего заключаются в следующем.

            Согласно одной из точек зрения, арбитражный управляющий осуществляет публично правовые функции. Еще в 19 веке К.И. Малышев называл комиссара, осуществлявшего  во французском конкурсном процессе функции, сходные с функциями арбитражного управляющего, органом судебного надзора. О публично-правовом статусе управляющего писал и Г.Ф. Шершеневич. Современные ученые, поддерживающие данную точку зрения, ссылаются, прежде всего, на то, что арбитражный управляющий назначается судом, и что осуществляемые им функции закреплены законом. Исходя из этого, делается вывод о том, что вознаграждение арбитражного управляющего не является ни заработной платой, ни платой за оказание неких услуг. Соответственно, обязательства должника или иных в предусмотренных законом случаях лиц по выплате вознаграждения арбитражному управляющему не являются денежными, и в случае просрочки их исполнения, не подлежат начислению проценты в порядке статьи 395 ГК РФ.

            Другая точка зрения заключается в том, что  арбитражный управляющий оказывает лицам, участвующим в процедуре банкротства, некие специфические услуги, что позволяет применить к вопросам их оплаты нормы Гражданского кодекса РФ о возмездном оказании услуг и, частично, подряда. При таком подходе делается закономерный вывод о возможности начисления на сумму не выплаченного вознаграждения процентов в порядке статьи 395 ГК РФ. Немало сторонников данного подхода среди арбитражных управляющих.

            Несмотря на то, что мнение о трудовом характере деятельности арбитражного управляющего не высказывалось в ходе заседания Президиума ВАС РФ, однако предметом обсуждения стала возможность выплаты вознаграждения в периоды временной нетрудоспособности управляющего.

            То обстоятельство, что в действующей редакции ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий определяется как лицо, осуществляющий

профессиональную деятельность, и занимающееся частной практикой, также не позволяет дать однозначные ответы на вышеприведенные вопросы.

   Между тем, несвоевременная выплата вознаграждения арбитражного управляющего имеет место практически во всех случаях введения в отношении должника процедур, применяемых в деле о банкротстве. Наиболее распространенными причинами этого являются  недостаточность активов должника или невозможность своевременной реализации недвижимого или иного имущества. Однако, нередки случаи, когда должник недобросовестно исполняет возложенную на него в процедурах наблюдения и финансового оздоровления обязанность по выплате вознаграждения арбитражному управляющему.

Следует отметить, что в ходе обсуждения вопроса о возможности начисления процентов в порядке ст. 395 ГК РФ на сумму несвоевременно уплаченного вознаграждения арбитражного управляющего члены Президиума ВАС РФ не смогли прийти к единодушному мнению. Более того, прозвучала и такая точка зрения, что подходы могут быть различными в зависимости от применяемой в деле о банкротстве процедуры. В частности, было предложено рассмотреть возможность начисления процентов в случае несвоевременной выплаты вознаграждения арбитражного управляющего должником в ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления, и применять иной подход во внешнем управлении и конкурсном производстве, когда органы управления должника отстранены, и возможность выплаты вознаграждения во многом определяется активностью самого арбитражного управляющего.

Еще один важный вопрос, ставший предметом обсуждения Президиумом ВАС РФ, связан с возможностью снижения размера вознаграждения арбитражного управляющего судом.

Как следует из текста Закона о банкротстве (ст. 20.6) допускается выплата арбитражному управляющему дополнительного вознаграждения по решению собрания кредиторов, то есть, его увеличения по сравнению с фиксированной суммой. Возможность уменьшения размера вознаграждения управляющего, а тем более его невыплаты, законодательством не предусмотрена.

Между тем, случаи ненадлежащего исполнения или неисполнения обязанностей арбитражными управляющими достаточно распространены. Как свидетельствует опубликованная на официальном сайте ВАС РФ статистика, из года в год растет количество рассмотренных судами жалоб на действия арбитражных управляющих и заявлений об их отстранении. Также на этом сайте размещены решения о дисквалификации только в 2012 году 19 арбитражных управляющих. Мой личный опыт работы в качестве судьи, рассматривавшего, в том числе и дела о банкротстве, подтверждает, что большая часть жалоб на действия арбитражных управляющих была обоснованной.

Вышеизложенное очевидно свидетельствует о необходимости закрепления механизма защиты интересов лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в деле о

банкротстве, не только в виде официальных разъяснений ВАС РФ, но прежде всего в законодательной форме.

Основная идея рабочей группы, подготовившей проект постановления Пленума ВАС РФ, заключается в том, что в случае ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, сумма вознаграждения за соответствующий период может рассматриваться в качестве убытков. Более того, в случае обращения арбитражного управляющего, уклонявшегося от осуществления своих полномочий, с заявлением о взыскании вознаграждения, соответствующее лицо (должник, заявитель) вправе предъявить встречное требований о взыскании убытков. При таких обстоятельствах при полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного требований суд производит процессуальный зачет.

Значительный блок дискутируемых вопросов был связан с возможными изъятиями выплаты арбитражному управляющему процентов по вознаграждению за соответствующую процедуру банкротства (данная сумма у временного и административного управляющего определяется в зависимости от балансовой суммы активов должника, то есть, не связана напрямую с результатами их деятельности).

Трудно согласиться с мнением, высказанным в ходе заседания Президиума ВАС РФ представителем сообщества арбитражных управляющих, относительно недопустимости каких-либо исключений ввиду императивного характера ст. 20.6, устанавливающей право управляющих на получение процентов и их размер.

Например, в ситуации, когда производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с исполнением обязательств третьим лицом. Как показывает мой личный опыт рассмотрения дел о банкротстве и участия в них в качестве представителя одной из сторон, каких-либо личных заслуг арбитражного управляющего в успешном завершении процедуры в случае исполнения обязательств должника третьим лицом, за редким исключением нет. В связи с этим, предложенный рабочей группой ВАС РФ подход о том, что в подобных случаях проценты не подлежат выплате, представляется обоснованным. Исключение составляют случаи восстановления платежеспособности должника в ходе финансового оздоровления или внешнего управления, когда положительный эффект возможен в результате деятельности арбитражного управляющего.

Наболевшим является и вопрос о сумме балансовой стоимости активов, исходя из которой подлежат начислению проценты по вознаграждению арбитражного управляющего. Не секрет, что во многих случаях, сумма балансовых активов не соответствует действительной стоимости имущества должника. На наш взгляд, формальный подход к исчислению процентов не должен иметь место, поскольку это может привести к существенному уменьшению конкурсной массы должника и нарушить интересы лиц, вовлеченных в процедуру банкротства.

На наш взгляды довод некоторых арбитражный управляющих о том, что термин «действительная стоимость» не корректен и во всех случаях необходимо исходить из

суммы активов, зафиксированной в балансе, не выдерживает критики. На протяжении многих лет понятие действительной стоимости успешно применяется при рассмотрении корпоративных споров, связанных с выплатой стоимости доли выбывшим из ООО участникам.

Много разногласий вызывает вопрос о полном или частичном включении выручки от реализации заложенного имущества должника в сумму, исходя из которой исчисляются проценты по вознаграждению конкурсного управляющего.

Как известно, сумма процентов конкурсного управляющего зависит от размера удовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника. На наш взгляд, очевидно, что суммы от реализации заложенного имущества, подлежащие направлению на оплату текущих платежей (5 или 10% в соответствии с п. 1 ст. 138 и п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве) не должны учитываться при исчислении процентов по вознаграждению конкурсного управляющего.   

Подводя итог состоявшемуся в ВАС РФ обсуждению, необходимо отметить что в скорейшем появлении постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» заинтересован широкий круг лиц, и что решение практических проблем напрямую зависит от более глубокой и комплексной теоретической проработки статуса арбитражного управляющего и природы его вознагарждения.