Мнение генерального адвоката: лица с двойным гражданством Великобритании и ЕЭЗ, а также члены их семей все еще пользуются правом на свободное передвижение - пока

30 мая 2017 года генеральный адвокат Бот («ГА») Европейского суда представил мнение после направления из Административного суда Англии и Уэльса касательно иска на судебный пересмотр, поданного супругом бипатрида с испанским и британским гражданствами, который опирался на права своей супруги в качестве гражданки ЕЭЗ, чтобы обратиться за картой резидента. В данном заявлении было отказано. Хотя следует проявлять осмотрительность, пока Европейский суд не вынесет окончательного решения позже в этом году, мнение ГА указывает на то, что британское правительство было слишком ограничительным в своем обращении с правами граждан ЕЭЗ после получения ими британского гражданства.

Обстоятельства направления были следующими: в 2014 году гражданин Алжира г-н Тофик Лунес женился на бипатриде с испанским и британским гражданствами. Супруга г-на Лунеса (г-жа Гарсия Ормазабал) осуществляла свои права на свободное передвижение в соответствии с Директивой 2004/38/EC, которая так же называется Директивой о гражданстве («Директива»), и в 1996 году переехала в Великобританию. Осуществляя таким образом свои права, в конечном итоге она получила статус постоянного резидента. Затем г-жа Гарсия Ормазабал обратилась за натурализацией в качестве гражданки Великобритании, и в 2009 году ее заявление было удовлетворено. Во всех смыслах супруга г-на Лунеса имела двойное гражданство ЕЭЗ и Великобритании.

В 2012 году британское правительство внесло поправки в Положения о ЕЭЗ от 2006 года («Положения»), которые перенесли Директиву в наше внутригосударственное законодательство. Внеся поправки в Положения, правительство заняло позицию, что после натурализации гражданина ЕЭЗ в качестве британского гражданина, он теряет право пользоваться правами ЕЭЗ, что, среди прочего, означало, что этот гражданин более не мог опираться на права на свободное передвижение в соответствии с Директивой, в том числе, чтобы перевезти членов своей семьи в Великобританию. Вместо этого он должен обращаться на основании более ограничительных Иммиграционных правил.

После заключения брака в 2014 году, г-н Лунес обратился за картой резидента в качестве члена семьи гражданки ЕЭЗ, осуществлявшей свои договорные права в Великобритании в соответствии с Директивой. В мае 2014 года в этом заявлении было отказано на том основании, что г-жа Гарсия Ормазабал более не считалась гражданкой ЕЭЗ вследствие предоставления ей британского гражданства. Соответственно, она более не могла опираться на свои права в соответствии с Директивой, и в свою очередь, г-н Лунес не мог воспользоваться ими.

Г-н Лунес подал иск на судебный пересмотр в Административный суд. Суд выразил озабоченность по поводу совместимости измененных Положений о ЕЭЗ, и поэтому направил следующий вопрос (представив Европейскому суду вышеуказанные фактические обстоятельства дела):

«[Я]вляются ли она и ее супруг выгодополучателями Директивы 2004/38/EC в значении статьи 3(1), в то время как она проживает в Великобритании и имеет как испанское, так и британское гражданство?».

ГА посчитал, что между осуществлением г-жой Гарсия Ормазабал прав в соответствии с Директивой и приобретением ею британского гражданства была неразрывная связь в том, что для приобретения указанного гражданства, сначала она должна была осуществлять свои договорные права в соответствии с Директивой. Хотя ГА согласился, что отдельные государства-члены должны решать, как переносить законодательство ЕС в свои внутригосударственные законы, он высказал мнение, что положение г-жи Гарсия Ормазабал изменилось после приобретения британского гражданства таким образом, что она более не была «выгодополучателем» прав на свободное передвижение в соответствии с Директивой, следовательно, г-н Лунес не мог воспользоваться ими, поскольку он не мог получить право на проживание от лица, которое более не было выгодополучателем.

Однако ГА посчитал, что в соответствии со статьей 21(1) Договора о функционировании ЕС («ДФЕС») и предыдущей судебной практики Европейского суда государства-члены должны вводить в действие принцип свободного передвижения. В статье 21(1) говорится:

«Каждый гражданин Союза имеет право свободно передвигаться и проживать на территории государств-членов при соблюдении ограничений и условий, предусмотренных Договорами и положениями, принятыми на основании последних».

Таким образом, действенность прав, гарантированных на основании статьи 21(1), требует, чтобы гражданам ЕС (в том числе пока что и бипатридам с гражданством ЕЭЗ и Великобритании) позволялось продолжить свою семейную жизнь в выбранном государстве-члене, гражданство которого они получили, заявив в §88 своего мнения:

«Более глубокая интеграция, которой желала г-жа Ормазабал в принимающем государстве-члене, став гражданкой этого государства, в конечном итоге лишит ее прав, предоставленных ей в отношении ее супруга законодательством ЕС, что явно навредит ее семейной жизни в том государстве, и, следовательно, в конечном счете интеграции, к которой она стремилась. Таким образом, то, что одной рукой дается, другой отнимается».

По сути условия для предоставления гражданину третьей страны производного права на проживание, который является членом семьи гражданина ЕС, в принципе не должны быть строже, чем те, заложенные в Директиве. Таким образом, британское правительство должно надлежащим образом учитывать действенность принципа свободного передвижения в соответствии со статьей 21(1) ДФЕС. Это следует из устоявшейся доктрины, что законодательство ЕС имеет превосходство над внутригосударственным законодательством государств-членов.

Невзирая на это заключение, вышеуказанное соображение является всего лишь мнением ГА, и Европейский суд должен рассмотреть это дело в полном объеме позже в этом году. Еще неясно, каково будет действие полного судебного решения Европейского суда, если суд согласится с мнением ГА, и каково будет практическое действие этого после выхода Великобритании из ЕС.