В Постановлении № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» Пленум Верховного суда РФ разъясняет порядок применения гражданского законодательства в отношении интеллектуальной собственности с целью единообразного разрешения судами споров. Эти разъяснения также полезны и участникам гражданских правоотношений для структурирования отношений и понимания шансов и способов защиты прав на интеллектуальную собственность.

Значительное количество разъяснений традиционно основано на конкретных судебных спорах. Несмотря на отсутствие у Постановления нормативно-правового статуса, на практике его положения зачастую имеют определяющее значение при разрешении судами того или иного вопроса, и суды уже используют Постановление при разрешении споров.

Некоторые из разъяснений Пленума, на наш взгляд, особенно важны для целей защиты интеллектуальной собственности.

Подсудность споров в отношении средств индивидуализации

В течение последних лет подсудность споров, связанных, в частности, с доменными именами, была неопределенной, и арбитражные суды зачастую возвращали исковые заявления против физических лиц в связи с неподсудностью споров.

Такая практика вынуждала правообладателей искать иные способы рассмотрения споров в системе арбитражных судов в связи с их большим профессионализмом в сфере интеллектуальной собственности по сравнению с судами общей юрисдикции.

Пленум окончательно закрепил положение о том, что споры о средствах индивидуализации, включая доменные споры, рассматриваются арбитражными судами независимо от субъектного состава участников спора.

Ограничения на отчуждение исключительных прав

Пленум разъяснил, что отчуждение исключительных прав на интеллектуальную собственность не может обуславливаться какими-либо ограничениями, например, в отношении территории, срока использования или спо��обов использования.

В этом случае договор либо будет переквалифицирован в лицензионный либо, при отсутствии такой возможности, признан недействительным.

Неиспользование интеллектуальной собственности по лицензионному договору

Выплата лицензионного вознаграждения лицензиару не зависит от фактического использования лицензиатом интеллектуальной собственности. Если вознаграждение закреплено в твердой сумме, то оно должно быть выплачено.

Если расчет вознаграждения привязан к доходу, выручке или иному показателю деятельности лицензиата, а лицензиат не использует предоставленную интеллектуальную собственность, то лицензиар имеет право потребовать возмещения убытков, вызванных неиспользованием лицензированной интеллектуальной собственности, например, исходя из рыночного размера вознаграждения, и расторгнуть договор.

Ответственность за использование интеллектуальной собственности за пределами прав, предоставленных лицензионным договором

Если лицензиат использует интеллектуальную собственность за пределами предоставленных прав, то лицензиат может требовать возмещения убытков или выплаты компенсации за нарушение исключительных прав, а также имеет возможность предусмотреть неустойку в договоре за соответствующее нарушение.

Такая неустойка может быть:

  • зачетной – убытки или компенсация взыскиваются в части, непокрытой неустойкой;
  • исключительной – взыскивается только неустойка;
  • альтернативной – взыскивается либо неустойка, либо убытки/компенсацию; или
  • штрафной – взыскиваются и убытки/компенсация, и неустойка.

Таким образом, правообладатели могут закрепить в лицензионных договорах дополнительные способы защиты своих прав от незаконных действий лицензиатов.

Поручения правообладателя, связанные с использованием интеллектуальной собственности

Если правообладатель поручает или дает задание иному лицу, которое связано с использованием интеллектуальной собственности, например, на изготовление, перевозку или хранение товара с нанесением товарных знаков по заказу, то такое использование не требует заключения отдельного лицензионного договора, а считается осуществлением исключительного права самим правообладателем.

Это разъяснение позволит избежать заключения дополнительных лицензионных соглашений или включения соответствующих лицензионных положений в иные договоры, например, в договоры об изготовлении продукции или в договоры поставки, что делалось на практике во избежание потенциальных претензий о незаконном использовании интеллектуальной собственности.

Договоры в отношении будущей интеллектуальной собственности

Постановление допустило заключение договоров, включая договор об отчуждении исключительного права, лицензионный договор и договор залога, в отношении интеллектуальной собственности, которая будет создана в будущем.

Для этого в соответствующем договоре необходимо детально описать будущий объект, чтобы его можно было бесспорно индивидуализировать при создании в будущем.

Доказательства по делам об интеллектуальной собственности

Пленум смягчил правила доказывания путем ухода от излишнего формализма, который зачастую применялся судами. Так, допустимым доказательством признаются распечатки (скриншоты) веб-сайтов, сделанные стороной в деле. Таким образом, нотариальное заверение веб-сайтов больше не является необходимостью, что позволяет сократить как сроки подготовки к делу, так и расходы на ведение дела.

Кроме того, Постановлением допускается использование фото и видео-фиксации нарушений, например, факта продажи контрафактного товара, без необходимости привлечения нотариуса.

Абстрактные требования о пресечении действий

Пленум закрепил практику Суда по интеллектуальным правам последних лет, отказывающую в удовлетворении общих и абстрактных запретов осуществления действий, нарушающих исключительные права на интеллектуальную собственность, например, запрет продажи в будущем контрафактной продукции или запрет размещения в интернете информации, нарушающей исключительные права.

Таким образом, способ защиты путем пресечения определенных действий является допустимым только в отношении неоконченных нарушений либо при наличии доказанной угрозы нарушения.

Служебные произведения, изобретения, полезные модели и промышленные образцы

При рассмотрении спора о том, являются ли произведение, изобретение, полезная модель или промышленный образец служебными, суды должны изучать содержание трудовых обязанностей работника. Если произведение создано в рамках трудовых обязанностей, то исключительное право принадлежит работодателю. Бремя доказывания лежит на работодателе.

Факт использования технических и иных средств работодателя не означает, что соответствующий объект является служебным.

Ранее позиция судов в отношении возможности выплаты вознаграждения за служебное произведение по трудовому договору не была единообразной. Так, суды зачастую указывали, что для выплаты вознаграждения необходим гражданско-правовой договор. Пленум разъяснил, что такое вознаграждение может быть предусмотрено как в трудовом, так и в гражданско-правовом договоре.

Таким образом, работодатели могут регулировать отношения по созданию служебных объектов интеллектуальной собственности, включая размер вознаграждения, с работниками, чья деятельность предполагает создание произведений, на этапе трудоустройства и подписания трудового договора.

Прекращение охраны товарного знака в связи с неиспользованием

Пленум уточнил условия доказывания правообладателем товарного знака его использования в случае подачи иска о прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием. Правообладатель должен доказать реальное, не мнимое, использование товарного знака в отношении каждого товара и каждой услуги, указанной в иске. По общему правилу признак однородности не применяется, однако в случае широкой известности товарного знака для определенного товара правовая охрана остается в силе и для однородных товаров.

Таким образом, обладателям известных товарных знаков будет легче доказывать их использование в отношении товаров и/или услуг, указанных в регистрации.

Использование товарных знаков в контекстной рекламе

При использовании рекламодателем товарных знаков в качестве ключевых слов при размещении рекламы в интернете, в том числе в поисковых системах, такие действия могут быть признаны в качестве акта недобросовестной конкуренции.

Тем не менее, Пленум не содержит разъяснений о возможности признания таких действий нарушением исключительного права на товарный знак. Судебной практике известны случаи, когда подобные действия признавались нарушением, однако она не является устоявшейся.

Комментарий

Новое Постановление Пленума закрепляет положительные тенденции правоприменительной практики в сфере интеллектуальной собственности, повышает правовую определённость для участников правоотношений, в целом отражает повышенный интерес как государства, так и общества в развитии и надлежащей защите интеллектуальной собственности.