26 октября 2015 года Европейский суд вынес решение по иску Андрея Портнова, советника бывшего президента Януковича, к Совету министров ЕС (дело №Т-290/14) и постановил исключить Портнова из санкционных списков ЕС.

Для самого Портнова это решение имело скорее моральное значение: санкции против него, которые Совет ЕС утвердил 5 марта 2014 года, в любом случае благополучно истекли еще 6 марта 2015 года – в новом санкционном списке его фамилии не оказалось.

В Украине решение Суда уже поспешили представить как очередное свидетельство «зрады».

Умеренные «адепты зрады» утверждали, что Генеральная прокуратура работала неэффективно, «не нашла» ничего на Портнова, и поэтому Европейский суд его «освободил».

Радикалы и вовсе обвинили прокуратуру в сговоре с Портновым.

На самом деле, текущее расследование Генеральной прокуратуры Суд интересовало очень мало, если интересовало вообще. При рассмотрении этой жалобы Суд ЕС оценивал толькообоснованность первичного внесения Портнова в санкционные списки в марте 2014.

Дело в том, что Совет министров ЕС ввел санкции в отношении Портнова на основании единственного документа – письма Генеральной прокуратуры Украины. ГПУ написала в Брюссель, что Портнов, среди прочих, является объектом расследования касательно фактов «присвоения государственных средств и их незаконного вывода за рубеж».

Прочитав и рассмотрев это одинокое письмо, Суд отметил, что

  • во-первых, никаких фактов в поддержку такого обвинения украинская прокуратура в своем послании не привела;
  • во-вторых, расследование проводилось не в отношении Портнова, то есть он не был формально «объектом расследования».

В такой ситуации Суд решил, что письмо не было достаточным основанием для наложения санкций, и исключил Портнова из санкционных списков.

В этой ситуации напрашивается два вопроса.

Первый: могло ли эффективное расследование со стороны Генеральной прокуратуры спасти санкции в отношении Портнова?

Формально ответ негативный – Суд ЕС рассматривал обоснованность включения Портнова в списки 5 марта 2014 года, то есть исключительно в свете тех документов, которые существовали в начале марта 2014 года. И дальнейшие расследования в этом контексте не так важны.

Тут уж, как говорится, даже боги не могут сделать бывшее – не бывшим.

С другой стороны, нельзя исключить, что эффективное расследование Генеральной прокуратуры дало бы Совету министров намного больше пространства для маневра и позволило бы сохранить или даже, к примеру, повторно ввести санкции. Ведь, как отмечено выше, в 2015 году Портнов попросту выпал из санкционного списка.

Второй вопрос – что ждет другие дела об обжаловании санкций, которые сейчас рассматриваются Судом ЕС?

Ведь Андрей Портнов – далеко не единственный представитель бывшей украинской власти, который обратился в Люксембург. На сегодняшний день то же самое решение Совета ЕС 2014/119/CFSP, и приблизительно на тех же основаниях, обжалуют в Суде ЕС еще 13 человек:

  • Виктор Янукович (дело №T-346/14) с обоими сыновьями (дела №T-347/14, T-348/14)
  • Николай Азаров (T-332/14) с сыном (T-332/14)
  • братья Сергей (T-341/14) и Андрей (T-340/14) Клюевы
  • Виктор Пшонка (T-381/14) и его сын Артем (T-380/14)
  • Сергей Арбузов (T-434/14),
  • Эдуард Ставицкий (Т-486/14),
  • Александр Клименко (Т-494/14)
  • близкий к «семье» бизнесмен Сергей Курченко (T-339/14).

К сожалению, для Совета министров (и для Украины) перспективы по этим делам не наилучшие.

Вспомним, что в марте 2014 года решения по санкциям принимались в срочном порядке – ЕС хотел продемонстрировать поддержку Киеву в непростой период и попросил украинских партнеров дать список лиц, активы которых в Европе стоит арестовать.

Киев за считанные дни подготовил этот список, и затем он был положен в основу санкционного решения Совета министров ЕС. Вряд ли за такой срок у Генеральной прокуратуры были значительные возможности подготовить для европейских коллег доказательства по фигурантам списков. Так что вполне вероятно, что в основе решения ЕС по остальным экс-чиновникам была такая же или схожая доказательная база, как и по Андрею Портнову.

Если это действительно так, то у Януковича, Азарова и прочих бывших представителей украинской власти – очень неплохие шансы на победу в Суде.

Правда, для некоторых из них это будет еще не конец истории.

Ведь если санкции с Портнова (и еще нескольких человек) были в любом случае сняты в марте 2015 г., то для ряда других жалобщиков, в том числе Януковича, Азарова, Арбузова, санкции были продлены.

А раз судьба санкций в отношении лиц, которые изначально были в одном списке, в итоге оказалась различной, можно сделать вывод, что решение о продлении принималось на основании каких-то дополнительных данных и доказательств из Украины.

Так что даже если Суд исключит Януковича или Азарова из санкционного списка Совета ЕС от 2014 года, санкции в их отношении могут сохраниться.

Этих фигурантов ожидает как минимум еще второй тур – рассмотрение санкционного решения от 5 марта 2015 г. Результат этой тяжбы предсказать пока очень трудно.