19 октября 2015 года на полосах украинских новостных изданий появились громкие заголовки о Викторе Януковиче и его жалобе, зарегистрированной в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). По информации, озвученной британской адвокатской компанией Joseph Hage Aaronson LLP, которая представляет интересы экс-президента Украины в Евросуде, Виктор Янукович жалуется на то, что Государство нарушает его право на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, далее «Конвенция»); право на жизнь, а именно – нарушение процедурного аспекта данного права, которое, по словам британских адвокатов, заключалось в нарушении его права на эффективное расследование попытки покушения на его жизнь (статья 2 Конвенции); а также права не подвергаться дискриминации ввиду его политического статуса и мнений (статья 14 Конвенции). Основной, по моему мнению, в данном перечне является жалоба, связанная с нарушением его права на справедливый суд, как следствие применения к нему заочной процедуры осуждения (In absentia).

На данном этапе рассмотрения жалобы Виктора Януковича в Европейском суде эта новость означает, что адвокатами, представляющими его интересы в ЕСПЧ, была подготовлена жалоба, соответствующая всем критериям Регламента Суда. То есть, жалоба поступила в Центральный почтовый отдел Суда (куда ежедневно поступают около 1500 писем), жалобе был присвоен номер (507744/15), и далее юрист со знанием украинского законодательства приступил к ее изучению. Это еще не означает, что Суд принял жалобу к рассмотрению. На этом этапе Суд, теоретически, может запросить у представителей экс-президента дополнительную информацию, после чего жалоба будет передана на рассмотрение одного из составов Суда, которыми принимается решение о ее приемлемости либо неприемлемости.

Ознакомиться с текстом жалобы, разумеется, не представляется возможным, поэтому смею предположить, что жалобы Виктора Януковича на нарушение в отношении него статьи 6 Конвенции неразрывно связаны с инициированными в отношении него пятью уголовными производствами по фактам причастности к преступлениям во время «Майдана» (это организация превышения работниками правоохранительных органов своих полномочий, что привело к тяжелым последствиям, в том числе гибели людей); созданию преступной организации; завладении лесными угодьями Сухолучье, а также зданиями с землей резиденции «Межигорье»; завладении бюджетными средствами на создание специальной телекоммуникационной линии спецсвязи для органов государственной власти.

Как ранее сообщалось в СМИ, Генеральный прокурор Виктор Шокин 28 июля заявил о начале процедуры заочного осуждения Януковича. По его словам, 27 июля Печерский районный суд города Киева признал правомерность доводов и доказательств, предоставленных сотрудниками ГПУ, и начал процедуру заочного осуждения беглого экс-президента. Позже защита Януковича обжаловала решение Генпрокуратуры о заочном досудебном расследовании, однако 11 августа, Апелляционный суд Киева отказал в рассмотрении жалобы адвокатов Януковича на указанное решение ГПУ.

Нарушает ли подобная заочная процедура права Виктора Януковича на справедливый суд в понимании статьи 6 Конвенции и практики ЕСПЧ?

Традиционно, процедуры In absentia с неизбежностью предполагают некоторое отступление от общих правил уголовного процесса. Особое значение при этом придается вопросу об обеспечении прав отсутствующего в зале судебного заседания подсудимого. В прецедентной практике Европейского суда были выработаны критерии, которым должно соответствовать заочное производство по уголовным делам. Обеспечение процессуальных прав и гарантий лиц, участвующих в уголовном процессе является крайне важным. Нарушение же положений Конвенции в ходе расследования и судебного разбирательства в уголовном производстве может в будущем повлечь пересмотр вступивших в законную силу судебных решений в виду новых обстоятельств.

К таким правам, подлежащим безусловному соблюдению, прежде всего, относятся: право присутствовать при рассмотрении дела, право на защитника, право быть выслушанным, право обжаловать заочный приговор.

Так, в решении «Да Лус Домингеш Феррейра против Бельгии» ЕСПЧ отметил, что, если судебное заседание проходит в отсутствие подсудимого, это не является само по себе нарушением статьи 6 Конвенции. При этом, в деле «Меденица против Швейцарии» Евросуд отметил, что существование процедуры заочного уголовного производства не вызывает возражений при условии, что при этом соблюдаются гарантии, обеспечивающие права человека, закрепленные Конвенцией.

Очевидно, что в большинстве случаев заочное разбирательство уголовного дела проводится вопреки согласию подсудимого. Причем оно может быть осуществлено и тогда, когда он уклоняется от явки в суд независимо от его места нахождения, и тогда, когда он находится на территории иностранного государства. Заочное су­дебное разбирательство уголовного дела в отношении лица, факт отказа ко­торого от участия в судебном заседании не доказан, в принципе возможно, но только при предоставлении лицу впоследствии права на повторное судеб­ное разбирательство его дела.

Таким образом, в деле «Айнхорн против Франции» (решение от 16 октября 2004 года, заявление №71555/01) Евросуд также указал на то, что само заочное производство по уголовным делам в принципе не противоречит положениям Конвенции, однако при том условии, что лицу, осужденному заочно, впоследствии будет предоставлено право на повтор­ное судебное разбирательство предъявленных в отношении него обвинений, в рамках которого необходимо исследовать как вопросы факта, так и вопросы права.

Следовательно, Печерский районный суд, прежде, чем вынести постановление 27 июля о рассмотрении уголовного дела в отсутствие Януковича, должен был выяснить, имел ли ме­сто с его стороны отказ от присутствия в зале судебного заседания. Исходя из выводов Евросуда, Печерскому районному суду необходимо было опреде­лить, знал ли экс-президент, что в отношении него рассматривается уголовное дело, что неизбежно предполагает исследование в ЕСПЧ мер по уведомлению его о прошедшем судебном заседании.

Ключевое значение в данном случае играет уведомление лица о возбужденном про­тив него уголовного производства, которое должно быть осуществлено в соответствии с процессуальными и материаль­ными требованиями, гарантирующими эффективное осуществление его прав, при том, что неясная и неофициальная информация является недостаточной (дело «Сейдович против Италии»). Уведомление должно быть сделано официально, а утверждение о наличии уведомления из писем родственников (дело «Т. против Италии») или от сотрудников средств массовой информации (дело «Шомоди против Италии»), являются необоснованными.

Тем не менее, Европейский суд считает, что в некоторых случаях, несмотря на отсутствие официального уведомления заинтересованного лица, можно утверждать, что подсудимый сознательно уклоняется от присутствия в судебном заседании. Следуя выводам ЕСПЧ в деле «Сейдович против Италии», данная ситуа­ция может иметь место, в частности, когда обвиняемый публично или в пись­менной форме заявляет о том, что не намерен реагировать на повестку о явке в суд, которая поступила не от властей, а из других источников, или, когда обви­няемому удалось избежать ареста.

При этом, государственные органы вправе принимать ме­ры по предотвращению необоснованных отказов подсудимых от права присут­ствовать в судебном заседании (дело «Ван Гейзехем против Бельгии»). Значимым в понимании практики Евросуда представляется нахождение компромисса между санкциями, вводимыми законодателем в отношении не явившегося в суд подсудимого, и его процессуальными правами, гарантирующими справедливость судебного разбирательства.

Европейский суд в подобных делах отдельно исследует как меры, которые были предприняты властями, для предотвращения отказов от присутствия на слушаниях дела, так и в целом наличие у властей возможности предпринимать какие-либо меры.

Кроме того, подсудимый, не явив­шийся в зал судебного заседания, ни при каких обстоятельствах не может быть лишен права на защиту через посредство выбранного им самим защитника.

В любом случае, к каким бы мерам не приходили власти для обеспечения надлежащей явки подсудимого, они не вправе применять несоразмерные средства для достижения указанной цели. И, напротив, если все указанные выше требования были соблюдены представителями государства, оснований для констатации нарушения уголовного аспекта статьи 6 Конвенции у Европейского суда в деле «Янукович против Украины» не будет.