Недавно созданная в Польше организация «Реституция Кресов» угрожает нашему государству судебными исками. Структура (заявляющая, что представляет интересы членов польских семей, депортированных с территории Западной Украины) намерена добиваться возвращения польского имущества, расположенного на территории Западной Украины, либо получения компенсаций за оставленную поляками недвижимость. Представители «Реституции Кресов» заявили: первые иски наследников бывших владельцев недвижимости на территории Галичины и Волыни в ближайшее время будут поданы в суды Киева и Луцка.

Недавно созданная в Польше организация «Реституция Кресов» угрожает нашему государству судебными исками. Структура (заявляющая, что представляет интересы членов польских семей, депортированных с территории Западной Украины) намерена добиваться возвращения польского имущества, расположенного на территории Западной Украины, либо получения компенсаций за оставленную поляками недвижимость. Представители «Реституции Кресов» заявили: первые иски наследников бывших владельцев недвижимости на территории Галичины и Волыни в ближайшее время будут поданы в суды Киева и Луцка. 

Особенно активно эту новость подхватили российские СМИ. В свою очередь, польские медиа обращают внимание на то, что инициатором учреждения «Реституции Кресов» выступила лояльная к политике Кремля партия «Змяна».

Представители наследников выселенных поляков утверждают, что возможность предъявлять имущественные претензии им предоставляет Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом. Но это не соответствует действительности.

В Соглашении об ассоциации определены лишь общие моменты сотрудничества в сфере юстиции, а также предусмотрена адаптация законодательства Украины к законодательству ЕС.

Ст. 114: «В рамках сотрудничества в сфере юстиции, свободы и безопасности Стороны придают особое значение утверждению верховенства права и укреплению институций всех уровней в сфере управления в целом и правоохранительных и судебных органов в частности. Сотрудничество в основном будет направлено на укрепление судебной власти, повышение ее эффективности, гарантирование ее независимости и непредвзятости и борьбу с коррупцией. Сотрудничество в сфере юстиции, свободы и безопасности будет осуществляться на основе принципа уважения к правам человека и основоположным свободам«.

Таким образом, речь идет только о процессуальных и институциональных аспектах защиты прав граждан государств — участников Соглашения об ассоциации.

Ст. 471: «В рамках сферы действия этого Соглашения каждая сторона обязуется обеспечить физическим и юридическим лицам другой стороны недискриминационный доступ относительно собственных физических и юридических лиц, к своим компетентным судам и административным органам для защиты их личных и имущественных прав«.

В приведенной статье также описан лишь процессуальный аспект доступа граждан государств — участников Соглашения об ассоциации к судебной защите и административным органам с целью исключения дискриминации таких субъектов.

Для Украины такая недискриминация не является новой.Существующие Закон Украины «О международном частном праве», Гражданский процессуальный и Хозяйственный процессуальный кодексы Украины никаким образом не ограничивают доступ иностранцев и иностранных компаний к защите их прав украинскими судами.Также заключен Договор между Украиной и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 24.05.93 г. (далее — Договор о правовой помощи), по которому граждане и юридические лица Сторон могут беспрепятственно обращаться в судебные учреждения другой договорной Стороны (ч. 1, 4 ст. 1).Утверждения о том, что якобы «в экономической части Соглашения об ассоциации содержатся ссылки на стандарты защиты прав наследников на недвижимость» не опираются на текст Соглашения.

Для того, чтобы урегулировать право наследников поляков на недвижимое имущество на территории Украины, Соглашение об ассоциации должно было бы содержать нормы материального (а не процессуального) права, или хотя бы отсылочные нормы — к другим международным договорам. Но их нет.

Изложенное показывает, что «привязка» деятельности наследников поляков к Соглашению об ассоциации является лишь частью информационной кампании против Соглашения.

Чтобы разобраться в перспективах претензий «наследников поляков», мы должны будем обратиться к историческим фактам.

Еще в апреле 1936 г. Совет народных комиссаров принял секретное постановление «О переселении, как политически неблагонадежных, поляков из Украинской ССР в Казахскую ССР». В декабре 1939 г. с бывшей польской территории — из западных областей Украины и Белоруссии — около 400 тыс. бывших польских граждан выселили в Поволжье, Сибирь, Коми АССР и т.д.

После присоединения Западной Украины к УССР до конца 1939 г. было арестовано и привлечено без ареста по различным статьям, включая уголовные, 18 260 чел. (из них 5406 поляков, 2779 украинцев и 1439 евреев).С начала 1940 г. началась «очистка территорий от неблагонадежного элемента» — первым и самым крупным было выселение в феврале 1940-го 88 385 чел. (подавляющее большинство — поляки по национальности). Следующими акциями стали массовые высылки в апреле 1940-го — 29 012 чел).В 1940—1941 гг. были проведены четыре массовые депортации поляков, украинцев, белорусов, евреев, немцев, русских, чехов, армян и других из восточных воеводств Польской Республики (западные области УССР и БССР. Органы НКВД депортировали около 335 тыс. польских граждан в северо-восточные регионы европейской части РСФСР, в Казахстан, Сибирь и на Дальний Восток России. Минимум 198 536 чел. было высланных из западных областей УССР.

При этом проводилась:

  • —экспроприация имений польских землевладельцев;
  • —земельная реформа. Конфискованы землевладения помещиков, монастырей и государственных чиновников. Земля передавалась крестьянским комитетам, делившим ее среди безземельных и малоземельных крестьян. До конца 1939 г. было конфисковано 2753 млн га — почти треть всех сельскохозяйственных угодий. Около половины этой площади раздали крестьянам, остальные должны были послужить основой для создания колхозов, совхозов и т.д.;
  • —национализация промышленности, торговли, банков;
  • —национализация мелких предприятий. Уничтожена разветвленная сеть кооперативов и потребительских обществ, конфискована пом��щичья земля, проведено «раскулачивание» зажиточных крестьян.

Следует отметить, что в 1939—1940-х гг. пострадало право собственности как поляков, так и украинцев и представителей других национальных групп на территории Западной Украины.Кроме того, не все поляки выезжали и лишались собственности насильственно.

9 сентября 1944 г. было принято Соглашение между правительством УССР и Польским комитетом национального освобождения об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан — с территории УССР.Оно предусматривало получение крестьянами земли на новом месте жительства. Период проведения эвакуации установлен с 15 октября 1944-го до 1 февраля 1945-го, а после продолжен дополнительным соглашением. Разрешалось вывозить личные вещи и предметы профессиональной деятельности с ограничением. Ценности вывозить не позволялось (наличные деньги в ограниченной сумме). Оставшееся движимое и недвижимое имущество подлежало описыванию и компенсации эвакуированному по «страховой» стоимости после окончания эвакуации на основании утвержденных сторонами Соглашения расчетов.

По результатам выполнения этого Соглашения 06.05.1947 г. в Варшаве подписан Протокол, акты о проведении эвакуации.

Из этого следует, что, в случае судебного разбирательства, в каждой ситуации необходимо выяснять точную дату и порядок, в котором конкретный польский житель покинул территорию УССР и был лишен имущества. Ведь при добровольной эвакуации у украинской стороны в любом случае будет отсутствовать вина в возникновении материального и морального вреда.

Также становится очевидным, что в возможные судебные тяжбы необходимо будет вовлекать специалистов-историков, проводить исследования в архивных учреждениях Польши, Украины, а также Российской Федерации, ведь указанные исторические факты, нормативно-правовые документы и международные соглашения выявлены авторами этой статьи лишь поверхностным анализом.

В соответствии со ст. 32, 35, 37 Договора о правовой помощи, к данным спорам будет применяться законодательство Украины, а не Польши, и иски надо будет подавать в украинские суды.

Действующий Гражданский кодекс Украины вступил в силу 1 января 2004 г. и не имеет обратной силы к отношениям по причинению материального и морального вреда в 1939—1940-х гг., так как обязательства по возмещению ущерба в то время не возникли в условиях отсутствия такого закона (см. ст. 5, пункт 4 Переходных положений).Таким образом, у государства Украина отсутствуют общие гражданско-правовые основания для возмещения ущерба наследникам поляков.

Можно бы было сослаться на права человека, закрепленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, но данные конвенционные обязательства действуют для Украины лишь с 1997 г. — времени присоединения к Конвенции. То есть право на справедливый суд (ст. 6) «сработает», так как судебные процедуры на национальном уровне будут проходить после вступления в силу Конвенции. А вот права по ст. 1 Первого протокола к Конвенции («Защита собственности»), нарушенные в 1939—1940-х гг., не будут подлежать конвенционной защите в Европейском суде по правам человека.

Это соответствует общему принципу, по которому международные договоры не имеют обратной силы (ст. 28 Венской Конвенции о праве международных договоров). В Европейском суде по правам человека рассматривались дела по подобным спорам, в частности решения по делам «Звольски и Звольськая против Республики Чехия» (Zvolsky and Zvolska v. the Czech Republic), №46129/99, Вьяшу против Румынии (Viasu v. Romania), №75951/01, «Бывший король Греции и другие против Греции» (The former king of Greece and others v. Greece), Мария Атанасиу и другие против Румынии (Maria Atanasiu and Others v. Romania), №30767/05 и 33800/06. Исходя из данных решений, Европейский суд по правам человека установил нарушения Первого Протокола Конвенции о защите прав человека. Но указал, что вопросы справедливой сатисфакции зависят от законодательного урегулирования на уровне отдельно взятого государства. В указанных решениях ЕСПЧ нарушенные имущественные права заявителей возникали из современного внутреннего законодательства о возврате такого имущества. Для Украины такая практика роли не играет.

В мире разрешение вопросов реституции и порядка ее проведения устанавливается на законодательном уровне каждой страны отдельно.В качестве примеров соответствующего регулирования можно привести Законы Латвийской Республики «О денационализации домовладений в Латвийской Республике» и «О возвращении домовладений законным владельцам» от 30.10.1991 г. Они предусматривали возврат бывшим владельцам и их наследникам права собственности на домовладения, которые в 1940—1980 гг. были безвозмездно переняты во владение государства и юридических лиц, реализующих политику игнорирования прав владельцев и административного произвола. Также на законодательном уровне были предоставлены гарантии лицам, проживавшим в денационализированном жилье, путем закрепления продления сроков действия договоров найма жилья и установления максимального размера арендной платы. В то же время в решении Конституционного суда Латвийской Республики №2002-12-01 от 25.03.2003 г. было отмечено, что «Латвийское государство не несет ответственности за нарушения прав человека, включая также национализацию собственности, которые на протяжении полувекового периода времени совершила оккупационная власть. Латвийская Республика не имеет ни возможности, и ни также обязанности полностью возмещать ущерб, причиненный лицам в результате деятельности оккупационной власти».

В Литовской Республике данный вопрос был урегулирован Законом «О процедуре и условиях восстановления прав собственности к существующей недвижимости» от 18.06.1991 г., который позже был заменен Законом «О восстановлении прав собственности граждан к существующей недвижимости» от 01.07.1997 г., что предполагало восстановление прав собственности граждан Литовской республики, прерванных в соответствии с законами СССР. Согласно данным законам реституции подлежали права на земельные участки, площадь которых зависела от их места расположения — не более 150 га в сельской местности и не более 0,4 га в городской (ст. 5 Закона), а также коммерческую и жилую недвижимость (ст. 7, 8). Кроме того, устанавливался срок для подачи соответствующих заявок на восстановление права собственности — до 31 декабря 2001 г.

В 1991 г. Федеральным собранием Чехословацкой Федеративной Республики были приняты Законы «О внесудебных реабилитациях» и «Об изменении отношений собственности на землю и на иное сельскохозяйственное имущество». В соответствии с ними возврату подлежала недвижимость, которая перешла государству или юридическим лицам путем национализации и экспроприации. Возврат права собственности по данным законам осуществлялся только в пользу граждан Чехословакии, а позже — Чехии. Кроме возврата имущества предусматривалась денежная компенсация в случаях, если заявитель не настаивал на возврате собственности, либо если стоимость такого имущества существенно возросла после его незаконного отчуждения.

В самой Республике Польша в 2001 г. парламент принял Закон «О реприватизации», предусматривавший возврат имущества и права на имущество польским гражданам. Данный закон был ветирован президентом, так и не вступив в законную силу, а разрешение вопросов реституции было возложено на суды. В основном возврат осуществлялся в форме компенсации — ценных бумаг на приобретение земли или акций приватизированных предприятий.

Таким образом, практика соседних стран показывает, что разрешение вопросов реституции регулируется на внутригосударственном уровне. Законодательный орган вправе самостоятельно определить конкретный порядок проведения процедуры реституции, срок для обращения с соответствующими требованиями, а также очертить круг лиц, на которых будут распространяться данные нормы.

Приблизительно так сделали и в Украине. В частности, был принят Закон «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» от 17.04.1991 г., по которому такая реабилитация должна охватывать весь период после 1917 г. до момента вступления в силу этого закона и распространяться на лиц, в том числе необоснованно переселенных в принудительном порядке, высланных и сосланных за пределы республики, лишенных или ограниченных в гражданских правах или свободах по мотивам политического, социального, классового, национального и религиозного характера (преамбула закона). Однако данный закон применяется только к гражданам Украины (УССР). Постановлением Кабинета министров Украины №48 от 24.06.1991 г. было утверждено соответствующее Положение, пункт 3 которого предусматривал, что возврат изъятых зданий и иного имущества или возмещение их стоимости фактически осуществляется только гражданам Украины.

Нормативно-правовых актов о реабилитации и компенсациях жертвам репрессий-иностранцам в Украине нет.

В Украине предпринимались попытки на законодательном уровне решить вопрос реституции: в 21.10.2005 г. на рассмотрение Верховной Рады Украины был подан законопроект «О восстановлении прав собственности физических лиц на имущество, принудительно отчужденное органами СССР», которым предполагалось предоставление права на возвращение имущества не только гражданам Украины, но также иностранцам и лицам без гражданства. Законопроект тогда принят не был — Кабинет министров Украины в своих заключениях резонно отметил, что документ, определяя механизм возврата имущества прежним владельцам (одностороння реституция) не предусматривает возврат другой стороне имущества (двухсторонняя реституция), что не согласовывается с положениями параграфа 2 главы 16 раздела IV Гражданского кодекса Украины, а также оснований для отказа в удовлетворении подобных заявлений.

Таким образом, сейчас мы не видим правовых оснований для удовлетворения возможных требований представителей наследников выселенных поляков. Однако же, как всегда говорят юристы, окончательные выводы можно будет делать лишь после анализа исковых заявлений, приведенных фактов и доказательств.

Аорганам власти Польши не стоит забывать о международно-правовом принципе взаимности, по которому аналогичные претензии к Республике смогут предъявить Украина и ее граждане.