В течение последних двух лет Украина пережила существенные политические и экономические потрясения, что очень повлияло на финансовую и банковскую системы нашего государства. Как следствие на сегодняшний день процедура ликвидации применена к 65 банкам. Каждый должник должен понимать, что введение временной администрации или процедуры ликвидации банка не является спасением от взыскания с него задолженности, ведь банки, в отношении которых применяются данные процедуры, любым способом будут стараться вернуть денежные средства, за счет которых осуществлялось кредитование.

Стоит напомнить, что временным администратором или ликвидатором большинства банков является Фонд гарантирования вкладов физических лиц, который обычно делегирует свои полномочия уполномоченному лицу Фонда. Одной из целей применения таких процедур и назначения уполномоченных лиц является минимизация расходов Фонда и хотя бы частичный возврат денежных средств, за счет которых осуществляются выплаты вкладчикам неплатежеспособных банков. При таких условиях сохраняет свою актуальность немалое количество правовых вопросов относительно практики применения таких видов обеспечения выполнения обязательств, как залог и поручительство.

  1. Учитывая изложенное довольно интересными представляются выводы, которые сделал Верховный Суд Украины относительно залога имущественных прав на депозитный вклад и уступку права требования в постановлениях от 04.11.2015 № 3-669гс15, от 21.10.2015 № 3-670гс15, от 03.06.2015 № 3-198гс15. Особенно ввиду того, что залогодержателем в этих делах выступал неплатежеспособный банк.

Так, в приведенных выше постановлениях Верховный Суд Украины отметил, что в случае, когда залогодержатель в кредитном правоотношении не заявил требований о недействительности договора уступки права требований по депозитному договору (цессии), то вывод суда о нарушении условий договора залога при отчуждении права требования по депозитному договору является ошибочным, поскольку противоречит принципу диспозитивности. В случае отчуждения предмета залога, передачи его в пользование другому лицу или распоряжение этим предметом иным образом именно право залогодержателя является нарушенным. Поэтому именно залогодержателю принадлежит право на обращение в суд по обжалованию действий, совершенных с предметом залога без его согласия, на основаниях, предусмотренных статьями 203 и 215 Гражданского кодекса Украины. При наличии договора залога лицо может обратиться с иском о признании недействительным договора уступки права требования только в случае, когда оно не знало или не могло знать, что имущество, право требования на которое уступлено, находится в залоге.

Итак, сама по себе неосведомленность залогодержателя о передаче должником предмета залога по договору уступки права требования в пользу другого лица не является основанием для признания недействительным договора цессии. Такой договор может признаваться недействительным на указанном основании только в случае обращения с таким требованием залогодержателя, права которого нарушены. Итак, если вы оказались в подобной ситуации или знаете о такой возможности, советую убедиться, что залогодержатель не прекращает свое существование, а при возможности установить с ним контакт и убедиться в отсутствии возможного заговора между ним и «цементом» (первоначальным кредитором).

  1. Касательно передачи в ипотеку имущественных прав на объекты незавершенного строительства, то, учитывая постановления Верховного Суда Украины от 02.12.2015 № 6-1502цс15 и от 02.12.2015 № 6-1732цс15, стоит обращать внимание на дату передачи в ипотеку имущественных прав на такой объект. Имущественные права на объект незавершенного строительства были отнесены к предмету ипотеки согласно Закону Украины «О предупреждении влияния мирового кризиса на развитие строительной отрасли и жилищного строительства» от 25.12.2008, которым внесены соответствующие изменения в Закон Украины «Об ипотеке».

Если же договоры ипотеки имущественных прав на незаконченные строительством объекты недвижимости были заключены до внесения вышеуказанных изменений в Закон Украины «Об ипотеке», они будут считаться заключенными с нарушением требований закона, в связи с чем соответствующие пункты таких договоров подлежат признанию недействительными.

  1. Относительно такого вида обеспечения выполнения обязательств, как поручительство, особенно актуальным является вопрос срока предъявления требования к поручителю как возможной позиции при защите его интересов в кредитном споре, ведь в банках существуют проблемы с отслеживанием таких сроков. В постановлениях от 17.09.2014 № 6-53цс14, № 6-125цс14 и № 6-6цс14 Верховный Суд Украины пришел к правовому заключению, что во втором предложении части 4 статьи 559 Гражданского кодекса Украины словосочетание «предъявление требования» к поручителю в течение шести месяцев со дня наступления срока выполнения основного обязательства как условия действия поручительства следует понимать как предъявление кредитором в установленном законом порядке в течение указанного срока именно искового, а не какого-либо другого требования к поручителю. При этом указанное положение не исключает возможности предъявления кредитором к поручителю другого письменного требования о погашении задолженности за должника, однако и в таком случае кредитор может обратиться с таким требованием в суд в течение шести месяцев со дня наступления срока выполнения основного обязательства.

Если учитывать приведенное, а также выводы Верховного Суда Украины в постановлении от 21.05.2012 № 6-48цс11 о том, что не может считаться установленным сроком прекращения договора поручительства условие о прекращении поручительства после полного выполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору (а в свое время договоров поручительства именно с такой формулировкой срока было заключено довольно много), то имеется реальная возможность применить вышеприведенные выводы Верховного Суда Украины к большому количеству договоров поручительства.

  1. Как видим, в вопросах срока действия договора поручительства практика находится на стороне поручителя. Однако некоторые из судей Верховного Суда Украины в особых мнениях изложили логические возражения по поводу правовой позиции, приведенной в указанных выше постановлениях.

В частности, обосновано заметили, что из статей Гражданского кодекса Украины, регулирующих поручительство, понятно, что по своему смыслу понятия «требование» и «иск» являются разными понятиями и не могут отождествляться, а также Гражданский кодекс Украины не предусматривает сокращенного срока исковой давности для предъявления требований к поручителю в случае невыполнения кредитного обязательства должником, если в договоре поручительства не установлен срок его действия.

К сожалению, в процессуальном законе прописана обязанность судов учитывать только выводы, изложенные в постановлениях Верховного Суда Украины, а не те, к которым пришли судьи в особых мнениях. Хотя, если вам повезет, то будет полезным положение закона, предусматривающее, что суд имеет право отступить от правовой позиции, изложенной в выводах Верховного Суда Украины, с одновременным указанием соответствующих мотивов (часть 1 статьи 111 28 Хозяйственного процессуального кодекса Украины).

Интересная цитата из особого мнения судьи Конституционного Суда Украины Шевчука С. В. к выводу 1-в/2016 от 20.01.2016: «Особое мнение судьи, согласного с решением большинства, но считающего, что его позиция заслуживает на изложение в особом мнении, является важным инструментом диалога о насущных вопросах в демократическом обществе».

  1. Кроме уже приведенного выше, стоит упомянуть и случаи, когда «поручительство» отождествляется с «имущественным поручительством», а стороны стараются применять к договорам имущественного поручительства положения законодательства, регулирующие отношения поручительства. По этому поводу следует обратить внимание на вывод Верховного Суда Украины в постановлении от 17.09.2014 № 6-109цс14, в котором суд четко установил, что залог (ипотека) и поручительство являются разными видами обеспечения выполнения обязательств, поэтому нормы, регулирующие поручительство (статьи 553 – 559 Гражданского кодекса Украины), не применяются к правоотношению кредитора с имущественным поручителем.

ВЫВОД:

Подытоживая вышеприведенное, следует отметить, что практика применения видов обеспечения выполнения обязательств в Украине не стоит на месте, развивается и отражает правоотношения, приобретающие актуальность в зависимости от политических и экономических процессов в Украине.