Приняты новые Требования к документам заявки на выдачу патента на изобретение, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 25 мая 2016 г. № 316 (далее – Требования ИЗ 2016). В п. 36 в разделе описания изобретения «Раскрытие сущности изобретения» в отношении продуктов должны приводиться сведения, относящиеся к рассматриваемым нами трем1 техническим решениям: устройство, комплекс и комплект.

Приведем извлечение из Требований ИЗ 2016:

  • к продуктам относятся, в частности, устройства, комплексы, комплекты, вещества, штаммы микроорганизмов, культуры клеток растений или животных, генетические и белковые конструкции;
  • к устройствам относятся изделия, не имеющие составных частей (детали) или состоящие из двух и более частей, соединенных между собой сборочными операциями, находящихся в функционально-конструктивном единстве (сборочные единицы);
  • к комплексу относятся два и более специфицированных изделия, не соединенных на предприятии-изготовителе сборочными операциями, но предназначенных для выполнения взаимосвязанных эксплуатационных функций, например, производственные линии, электрические и компьютерные сети, корабли;
  • к комплекту относятся два и более изделия, не соединенных сборочными операциями и представляющих набор изделий, имеющих общее эксплуатационное назначение.

В п. 37 Требований ИЗ 2016 приведены правила раскрытия сущности изобретения, относящегося только к устройству, а в п. 46 – правила подтверждения в описании заявки возможности осуществления изобретения опять же только в отношении технического решения – устройство. Правила раскрытия сущности изобретения и подтверждения возможности его осуществления для комплексов и комплектов в новых Требованиях вообще не отражены и никак не пояснены, что странно, поскольку комплексы и комплекты введены в правила как бы для того, чтобы отграничить их от устройств.

В Требованиях ИЗ 2016 названы отличные (по мнению Роспатента) от устройства такие технические решения как комплексы и комплекты, а как надо раскрывать их сущность в описании подаваемой заявки и подтверждать возможность осуществления – ни слова2. Это же касается отсутствия в п. 2 Требований ИЗ 2016 каких-либо примеров соблюдения единства изобретения в отношении комплексов и комплектов, хотя бы в отношении наиболее часто встречающихся сочетаний групп.

Напомним извлечения из двух ранее публиковавшихся Минэкономразвития России проектов документа (Требования ИЗ 2014 и Требования ИЗ 2015). П. 2 проекта Требований ИЗ 2014 г.: «К продуктам для целей настоящих Требований относятся, в частности, устройства, комплексы, системы, вещества, штаммы микроорганизмов, культуры клеток растений или животных, генетические конструкции» . П. 2 проекта Требований ИЗ 2015 г.: «Для целей настоящих Требований к продуктам отнесены, в частности, устройства, агрегаты, комплексы, комплекты, вещества, штаммы микроорганизмов, культуры клеток растений или животных, генетические и белковые конструкции».

Вырисовывается следующая картина перечней технических решений в рассматриваемой нами части:

  • 2014 г. – устройства, комплексы, системы;
  • 2015 г. – устройства, агрегаты, комплексы, комплекты;
  • 2016 г. – устройства, комплексы, комплекты.

Как видим, начинали с выделения в продукте отдельно устройств, комплексов и систем, потом перешли к выделению отдельно устройств, агрегатов, комплексов и комплектов и наконец приняли три отдельных вида: устройство, комплекс и комплект.

Итак, отбросили ранее предлагавшиеся системы и агрегаты. В связи с этим напрашивается вопрос: их отбросили совсем, и теперь не будут приниматься заявки на технические решения, обозначенные в родовом понятии как система или агрегат, или Роспатент видит какой-то иной, сакральный смысл начатого отделения устройств от комплексов и комплектов, а заодно и от ранее предлагавшихся систем и агрегатов?

Состоявшееся утверждение и введение в действие Требований ИЗ 2016, согласно которым узаконено деление продукта на устройство, комплекс и комплект, вновь возвращает нас к вопросу, как такое разграничение технических решений согласуется с нормой ГК РФ, изложенной в ст. 1358 «Исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец»3 (в ред. Федерального закона от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ), в которой в подпункте 3 п. 2 указано:

«2. Использованием изобретения, полезной модели или промышленного образца считается, в частности:
...
3) совершение действий, предусмотренных подпунктом 1 настоящего пункта, в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ».

Как уже ранее отмечалось, если теперь согласно предложенному толкованию понятия «устройство» к нему не относятся агрегаты и системы, которые убрали из ранее предложенных проектов, а относятся только комплексы и комплекты, а последние являются разновидностями продукта, а не устройства, то как может распространяться действие подпункта 3 п. 2 ст. 1358 ГК РФ, в котором однозначно указано только устройство, на агрегаты, системы, комплексы и комплекты, если и при их функционировании (эксплуатации) в соответствии с их назначением автоматически осуществляется запатентованный способ?

Убрав из Требований ИЗ 2016 технические решения «обозначаемые в технике как агрегат или система» , мы не получаем не то что адекватного ответа на наш вопрос, а еще более запутываем ситуацию, так как предложенное толкование видов продуктов составлено без учета нормы подпункта 3 п. 2 ст. 1358 ГК РФ и входит в прямое противоречие с ее содержанием.

В предыдущей статье4 приводилась ссылка на запатентованное изобретение по патенту РФ № 2556164 с приоритетом от 20 декабря 2013 г., относящееся к способу получения тонкостенных труб на трубопрокатных агрегатах с трехвалковым раскатным станом, и ставился вопрос: будет ли такой способ считаться использованным при условии совершения действий в отношении агрегата, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ? Ответа не последовало. Поскольку теперь техническое решение «агрегат» , формально убрано из введенн��х в 2016 г. правил, в которых наряду с устройством тем не менее фигурируют комплексы и комплекты, повторно задаем тот же вопрос, но уже в отношении комплексов и комплектов, при функционировании которых будет автоматически осуществляться запатентованный способ. Будут ли считаться использованными в контексте подпункта 3 п. 2 ст. 1358 ГК РФ запатентованные способы, при осуществлении которых будут автоматически функционировать не устройства, а комплексы:

  • патент РФ № 2539707 на способ управления комплексами вооружения формирований артиллерии при стрельбе;
  • патент РФ № 2426101 на способ получения объемного изображения в рентгеновских досмотровых комплексах;
  • патент РФ № 2265184 на способ выявления и компенсации ошибки прицеливания в корабельном артиллерийском комплексе;
  • патент РФ № 2467858 на способ формирования объемных микроструктур рисунка гравюры в функциональном слое металлографической формы на автоматизированном гравировальном программно-аппаратном комплексе (варианты);
  • патент РФ № 2355013 на способ управления ориентацией космического аппарата, снабженного бортовым радиотехническим комплексом;
  • патент РФ № 2580786 на способ мониторинга состояния узлов автоматизированных технологических комплексов производств непрерывного типа;
  • патент РФ № 2219375 на способ управления работой комплекса газотурбинных компрессорных агрегатов.

Каким образом Роспатент вместе с Минэкономразвития России предлагают понимать и применять действующую норму подпункта 3 п. 2 ст. 1358 ГК РФ в контексте ситуации, рассмотренной в статье? Конечно, можно ответить, что Роспатент и Минэкономразвития России не рассматривают споры в отношении установления использования изобретений и не уполномочены давать разъяснения по затронутому вопросу о действии данной нормы не только при автоматическом функционировании устройства, но и автоматическом функционировании комплекса или комплекта. Но тогда просим сообщить: какой государственный орган уполномочен дать ответ на заданный вопрос?

«Патенты и Лицензии. Интеллектуальные права» №10, 2016 г.