В связи с масштабными изменениями Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) Верховный Суд Российской Федерации подготовил разъяснения¹ (адресованные, в первую очередь, российским судам) о том, каким образом применять нормы об ответственности за нарушение обязательств – вопрос, который встает практически в каждом судебном разбирательстве.

Ниже будут рассмотрены основные положения Постановления №7, которые, возможно, в условиях нынешней непростой экономической ситуации помогут в полной мере привлечь к ответственности недобросовестного контрагента.

  1. Возмещение убытков

Верховный Суд подтвердил, что по общему правилу при возмещении убытков приоритет отдается защите позитивного интереса кредитора (expectation interest): пострадавший кредитор путем возмещения убытков должен быть поставлен в такое состояние, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено должником надлежащим образом. Верховный Суд также продолжил тенденцию по снижению стандарта доказывания убытков.

Специальные правила предусмотрены при недобросовестном ведении или прерывании переговоров. В данном случае подлежит возмещению негативный интерес (reliance inte- rest): должно быть восстановлено экономическое положение потерпевшего, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Например, можно потребовать взыскать расходы на организацию переговоров и приготовление к заключению договора (командировки, аренда помещений, гонорары юристов), а также убытки, понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

2.  Упущенная выгода

Верховный Суд особо указал, что при расчете упущенной выгоды необходимо учитывать разумные расходы на получение дохода. Возможно следующее толкование позиции Верховного Суда:

  • если пострадавший кредитор не понес никаких расходов для получения будущего дохода (но, тем не менее, может документально подтвердить совершение им конкретных действий и приготовлений для извлечения дохода), размер упущенной выгоды будет равен возможной прибыли (возможные доходы за вычетом непонесенных разумных и необходимых расходов);
  • если такой кредитор понес все необходимые и разумные расходы для извлечения прибыли, но вследствие нарушения должником обязательства не получил доход, размер упущенной выгоды будет составлять всю сумму возможного дохода (для покрытия расходов и недополученной прибыли кредитора).

В обоих случаях кредитор должен доказать реальную возможность и вероятность получения им доходов. При доказывании  упущенной  выгоды  возможно   представлять не только доказательства принятых мер и осуществленных приготовлений, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения. К примеру, данные о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения должником обязательства / после устранения нарушения.

Расчет возможного дохода может быть приблизительным и носить вероятностный характер, однако кредитор не освобождается от обязанности доказать совершение им действий и приготовлений для получения дохода, а также обосновать состав и размер разумных расходов, которые он понес и/или должен был понести для извлечения такого дохода, и учесть их в расчете упущенной выгоды.

В свою  очередь,  должник  может  оспаривать  расчеты  истца и доказывать, что упущенная выгода не была бы получена кредитором, даже если  бы  нарушения  обязательства  не было (например, если кредитор не осуществил необходимые приготовления, либо в связи с отсутствием у истца производственных мощностей и штата сотрудников, достаточных для выработки заявленного истцом объема продукции, etc.).

3.  Причинная связь

Принимая во внимание неоднозначные подходы российских судов к доказыванию причинной связи, Верховный Суд установил презумпцию наличия причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками, если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства. Должник может опровергнуть данную презумпцию и доказать, что существовала иная причина, из-за которой возникли  убытки кредитора.

4.  Ограничение ответственности

Верховный Суд подт вердил, что зак люченно е заране е соглашение об устранении или ограничении ответственности не освобождает от ответственности за умышленное нарушение обязательства.

К примеру, если стороны договора исключили взыскание упущенной выгоды, либо ограничили ответственность конкретной суммой, должник сможет ссылаться на данное ограничение только в  том  случае, если докажет отсутствие своего  умысла   (презумпция   умышленного   нарушения). Для этого он может  представить  доказательства  того,  что им проявлена  хотя  бы  минимальная  степень  заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства (т.е. нарушение произошло по неосторожности либо вовсе без вины).

Подобные правила действуют и  в  отношении  соглашений об устранении или ограничении ответственности при осуществлении предпринимательской деятельности, несмотря на то, что по общему правилу такая деятельность предполагает ответственность без учета вины.

Соглашение об ограничении ответственности должника является ничтожным, если оно нарушает законодательный запрет или противоречит сути обязательства (например, профессиональный перевозчик не может ограничить свою ответственность только случаями умышленного нарушения обязательств).

5.  Конкретные и абстрактные убытки

Верховный Суд разъяснил основное различие между конкретными и абстрактными убытками: в том случае, если кредитор после нарушения должником обязательства заключил замещающую сделку (приобрел сопоставимые товары), он может взыскать с должника конкретные убытки – разницу между ценой первоначального контракта и ценой замещающей сделки.

Если такая замещающая сделка не заключалась, это ��е лишает кредитора права требовать возмещения абстрактных убытков в виде разницы между ценой прекращенного договора и текущей ценой (взимаемой в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте исполнения договора; при отсутствии текущей цены в указанном месте – ценой, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов).

Действует презумпция добросовестности кредитора и разумности его действий при заключении замещающей сделки. Должник может опровергнуть данную презумпцию (например, доказав, что цена замещающей сделки явно не соответствует текущей цене).

6.  Недобросовестное ведение переговоров

Верховный Суд указал, что сам по себе немотивированный отказ от продолжения переговоров не означает недобросовестность стороны.     Однако     если      имеются      предусмотренные п. 2 ст. 434.1 ГК РФ обстоятельства (предоставление неполной информации; внезапное и неоправданное прекращение переговоров, когда этого не могла разумно ожидать другая сторона),  недобросовестность   ответчика   предполагается, и он должен доказать обратное. Во всех остальных случаях действует презумпция добросовестности ответчика, которая может быть опровергнута истцом.

Стороны могут заключить соглашение о порядке ведения переговоров. Между тем, в таком соглашении нельзя ограничить ответственность за недобросовестные действия в ходе переговоров – такое условие будет ничтожным.

7. Астрент (судебная неустойка)

Если судебный  акт  по  иску  об  исполнении  обязательства в натуре либо по негаторному иску не исполняется, суд по заявлению взыскателя присуждает денежную сумму, чтобы стимулировать должника к его исполнению (астрент, или судебная неустойка в интерпретации Верховного Суда). Верховный  Суд  подчеркнул,  что  астрент  не  применяется  к денежным обязательствам, а также к трудовым, пенсионным и некоторым семейным спорам.

Суд не вправе отказать в установлении астрента, если удовлетворен основной иск. Данная неустойка является штраф- ной (убытки, причиненные неисполнением обязательства в натуре, подлежат  возмещению  сверх  судебной  неустойки). В качестве ориентира для определения размера судебной неустойки Верховный Суд указал, что в результате ее присуждения исполнение судебного акта должно оказаться для должника более выгодным, чем его неисполнение.

8.  Неустойка и проценты

Если за нарушение денежного обязательства установлена зачетная неустойка, проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) не взыскиваются, если иное не предусмотрено законом или договором.

Соблюдение претензионного порядка (заблаговременное направление претензии до подачи иска)  в  отношении суммы основного долга означает,  что  претензионный порядок соблюден и для взыскания неустоек, процентов по ст. 317.1 ГК РФ и применения иных подобных мер ответственности.

Несоблюдение письменной формы соглашения о неустойке влечет его ничтожность. Кроме того, ничтожным будет и условие договора, по которому ограничивается применение ст. 333 ГК РФ (возможность суда снизить неустойку).

Ве р х ов н ы й Су д по д ч е рк н у л , чт о пр и р а с с м от р е н и и предпринимательского спора суд может снизить неустойку только по  обоснованному  заявлению  должника  и  только в и с к лю чи т е ль ны х с л у ча я х (е с л и кр е д и т о р п ол у ч и т необоснованную выгоду). В иных спорах суд может снизить неустойку и по своей инициативе, однако он обязан обсудить со сторонами спора обстоятельства, свидетельствующие о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обя- зательства. Несоразмерность неустойки и необоснованность выгоды кредитора должен доказать ответчик. Вместе с тем, сохранил силу п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 81 от 22 декабря 2011 года, согласно которому базовым ориентиром для суда при определении достаточного размера неустойки может выступать двукратная учетная ставка Банка России; по общему правилу снижение неустойки ниже этого значения допускается в исключительных случаях, но не ниже однократной учетной ставки