Борислав Береза и Игорь Луценко предлагают внести изменения в «закон Савченко». Зарегистрированный этими народными депутатами законопроект № 4032 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины (относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания)» предлагает исключить действие «закона Савченко» на лиц, которые отбывают наказание (или подозреваются) за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Ирина Кузина, адвокат, руководитель Харьковского офиса ЮФ «Ильяшев и Партнеры», проанализировала для «Юридической практики» очередные предлагаемые изменения:

«Принятие законопроекта №4032 усугубит алогизм «закона Савченко», можно сказать, создаст парадокс «в квадрате».

Как я высказывалась ранее, принятием «закона Савченко» наше государство признало ненадлежащими условия предварительного заключения, то есть признало за собой нарушение ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении абсолютно всех содержащихся под стражей до приговора суда. Этот закон (исходя из пояснительной записки к законопроекту) был призван сократить во времени такое нарушение. А, по-моему мнению, эти меры абсолютно недостаточны для соблюдения Украиной ст.3 Конвенции.

Теперь же принятием законопроекта №4032 государство как бы говорит: «Ну, хорошо, подозреваемые и обвиняемые по тяжким и особо тяжким преступлениям могут и потерпеть нечеловеческие условия». И это до вынесения судом обвинительного приговора. Соответствует ли это Конвенции и практике Европейского суда? Не соответствует еще более.

Почему выбран критерий тяжести инкриминируемого преступления? Например, законодательство об амнистии, в частности, закон Украины «О применении амнистии на Украине», устанавливает более индивидуализированные критерии – учитывает рецидив, меру наказания, особо опасные для общества составы и прочее.

Достигнет ли законопроект №4032 заявленной в пояснительной записке цели разгрузить места предварительного заключения? Большинство содержащихся под стражей – ранее судимые обвиняемые по повторным грабежам (ч.2 ст.186), кражам с проникновением (ч.3 ст.185) и разбоям (ст.187). Теперь их пересчет «день за два» не коснется.

Так к кому проект №4032 вообще будет применяться, если к подозреваемым в преступлениях небольшой и средней тяжести содержание под стражей применяется нечасто?

Видимо, к подозреваемым, к которым согласно ч.5 ст.176 УПК Украины может быть применено только содержание под стражей без возможности залога – ч.1 ст.110 («сепаратизм»), ч.1 ст.110-2 («финансирование сепаратизма»), ч.1 ст.258-1 («вовлечение в террористический акт»), ст.258-2 («публичные призывы к совершению террористических актов»), ч.1 ст.260 («создание и участие в незаконных военизированных формированиях») – все это преступления средней тяжести.

Странные стимулы, вы не находите?

Учитывая ч.4 ст.5 УК Украины об обратной силе более мягкого закона, законопроект №4032 начнет реально работать лишь в отношении «новичков», задержанных после его вступления в силу. И судебных ошибок здесь не избежать».