Страховые споры, в отличие от корпоративных, земельных, банковских и некоторых других, составляют относительно незначительную долю в делах, рассматриваемых судами Украины. Однако практика их рассмотрения и разрешения имеет свою специфику, которая объясняется сформированным в Украине негативным отношением судов и судей к страховым компаниям: если, к примеру, в кредитных спорах банки обычно воспринимаются в процессе как "потерпевшие", то страховые компании, как правило, – как "мошенники", получающие страховые премии (платежи), когда заключают договоры страхования, и отказывающие в выплате страхового возмещения – когда дело доходит до страхового случая. Однако это никоим образом, конечно, не умаляет значения и важности как самих отношений страхования, так и необходимости изучения и анализа практики решения судами страховых споров.

Что касается непосредственно страховых споров, то больше всего, конечно, споров о взыскании страхового возмещения, много также споров по поводу взыскания средств в порядке регресса, меньше – относительно взыскания страховых премий, признания договоров страхования недействительными.

Из проведенного нами анализа практики решения судами страховых споров представляется, что за последние два с половиной года самыми актуальными были споры, связанные с уничтожением или повреждением застрахованного имущества в зоне проведения АТО, и споры по поводу страхования финансовых рисков (невозврат кредитов; неисполнение денежных обязательств), также хозяйственные суды рассмотрели несколько споров, связанных со страхованием будущего урожая.

В настоящей статье рассмотрим несколько, на наш взгляд, стоящих внимания правовых позиций, сформулированных Верховным Судом и Высшим хозяйственным судом Украины по результатам пересмотра дел в кассационном порядке и по основаниям неодинакового применения судами кассационных инстанций одних и тех же норм материального права в подобных правоотношениях.

Споры, связанные с уничтожением или повреждением застрахованного имущества в зоне АТО

В связи с событиями на Востоке Украины количество случаев уничтожения, повреждения, похищения имущества, в том числе застрахованного, увеличилось в разы. Безусловно, ситуация на Востоке, породила ряд непростых вопросов, в частности: являются ли события, связанные с проведением АТО, объявленной или необъявленной войной, террористическими актами и другими подобными обстоятельствами, исключениями из страховых случаев; являются ли эти события обстоятельствами непреодолимой силы (форс-мажорными обстоятельствами), которые освобождают страховую компанию от обязанности выплаты страхового возмещения. В связи с этим возникает много споров по поводу того, является ли уничтожение (повреждение) имущества в результате взрывов, попадания осколков, снарядов или потеря (изъятие) застрахованного имущества по принуждению, под угрозой оружием либо вследствие грабежей, совершенных вооруженными людьми, и т. п. страховым случаем и должна ли страховая компания в таком случае возмещать страхователям причиненные им убытки.

В одном из дел, которые рассматривались Верховным Судом, страховая компания застраховала оборудование, находящееся в зоне проведения АТО. В период действия договора страхования застрахованное оборудование было похищено (во время действия запрета въезда в с. Пески в связи с проведением антитеррористической операции), поэтому страхователь уведомил страховую компанию о страховом случае и обратился с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. Страховая компания отказала в выплате страхового возмещения, ссылаясь на условия договора, в котором предусматривалось, что не являются страховым случаем события, имеющие признаки страховых, но произошедшие в результате военных действий.

Суд первой инстанции удовлетворил иск и взыскал со страховой компании страховое возмещение. Однако суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал в иске, мотивируя это тем, что страховая компания предоставила подтверждение проведения военных действий в месте нахождения застрахованного имущества – сертификат ТПП Украины о форс-мажорных обстоятельствах. Высший хозяйственный суд Украины отменил решение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, заметив, что, учитывая справедливость, добросовестность и разумность, страховая компания, заключая договор страхования после того, как был издан Указ о проведении антитеррористической операции (Указ Президента Украины "О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 13 апреля 2014 года "О неотложных мерах по преодолению террористических угроз и сохранению территориальной целостности Украины" № 405/2014 от 14.04.2014), должна была осознавать, что такие последствия могут наступить.

Пересматривая дело на основании неодинакового применения судами кассационных инстанций одних и тех же норм материального права в подобных правоотношениях, Верховный Суд Украины указал, что территория, на которой находилось застрахованное имущество, является частью территории Украины, временно оккупированной незаконными террористическими вооруженными формированиями, где продолжается антитеррористическая операция. А потому, ввиду проведения антитеррористической операции на Востоке Украины и положений договора, которыми определено, что не являются страховым случаем события, произошедшие в результате военных действий, заявленное страхователем событие не является страховым случаем.

При этом Верховный Суд заметил, что сертификат ТПП Украины о форс-мажорных обстоятельствах не подтверждал обстоятельств, имевших значение для правильного решения дела, поскольку указанный сертификат является подтверждением невозможности выполнения своих обязанностей по договору, тогда как в этом деле у страховой компании не возникло обязанности по договору (отсутствуют основания для выплаты страхового возмещения) (постановление ВСУ от 03.02.2016 г. по делу № 3-1289гс15).

К аналогичному выводу Верховный Суд Украины пришел в постановлении от 27.01.2016 г. по делу № 3-1237гс15, в котором уничтожение в результате взрывов застрахованного здания, расположенного на территории проведения АТО, также не было признано судом страховым случаем ввиду исключений из страховых случаев, установленных договором страхования (события, произошедшие вследствие военных действий).

Таким образом, Верховный Суд Украины обратил внимание на то, что необходимо разграничивать предусмотренные договором случаи, когда причиненные страхователю убытки не подлежат возмещению (страховое возмещение не выплачивается), то есть когда у страховщика нет обязанности осуществить выплату страхового возмещения, от предусмотренных договором и/или законодательством случаев (действия обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств)), когда лицо освобождается [только] от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства в связи с действием обстоятельств непреодолимой силы, однако не освобождается от выполнения самой обязанности произвести выплату страхового возмещения.

Споры, связанные со страхованием кредитных рисков (возникновением задолженности у заемщиков вследствие приостановления финансовых операций на территории проведения АТО)

Другой проблемой, с которой встречаются банки, заемщики и страховщики, была проблема, связанная с приостановлением Нацбанком финансовых операций на территории проведения АТО.

Постановлением "О приостановлении осуществления финансовых операций" от 06.08.2014 № 466 Нацбанк временно остановил осуществление финансовых операций на территории проведения АТО, вследствие чего заемщики были лишены возможности получать заработную плату и, соответственно, уплачивать средства по кредитным договорам.

В последние два с половиной года самыми актуальными были споры, связанные с уничтожением или повреждением застрахованного имущества в зоне проведения АТО, и споры по поводу страхования финансовых рисков (невозвращение кредитов; неисполнение денежных обязательств), а также хозяйственные суды рассмотрели несколько споров, связанных со страхованием будущего урожая. В одном из споров, которые пересматривались Высшим хозяйственным судом Украины, между филиалом банка и страховой компанией был заключен договор страхования кредитов, согласно которому страховым случаем признавались факты причинения убытков страхователю вследствие неисполнения или частичного неисполнения заемщиками своих обязательств по возврату суммы кредита. В связи с возникновением задолженности по застрахованным кредитным договорам банк уведомил страховую компанию о наступлении страхового случая. Страховая компания отказала в выплате страхового возмещения, ссылаясь на исключения из договора страхования, а именно, что "не подлежат возмещению убытки, произошедшие вследствие принятия органами государственной власти и управления и/или органами самоуправления ограничивающих или запрещающих актов".

Суды всех трех инстанций признали позицию страховой компании обоснованной и отказали банку в удовлетворении исковых требований. Высший хозяйственный суд Украины, соглашаясь с позицией судов предыдущих инстанций, отметил, что заемщики утратили возможность получать заработную плату и возможность погашать кредит из-за невозможности осуществления финансовых операций
именно в связи с принятием Национальным банком Украины Постановления № 466, тогда как банком наличие других средств на карточках заемщиков для погашения кредитов не доказано.

Споры, связанные с заключением и выполнением договоров страхования будущего урожая

В отличие от страхования имущества, которое имеется в наличии на момент заключения договора страхования, страхование будущего урожая (имущества, которого на момент заключения договора не существует) имеет свои особенности. В связи с этим разрешение споров, связанных со страхованием будущего урожая, с точки зрения доказывания обстоятельств дела в суде значительно сложнее, поскольку требует выяснения и доказывания в суде причин недополучения (потери) застрахованного будущего урожая. Вместе с тем причинами потери (недополучения) урожая могут быть как неблагоприятные погодные условия, так и нарушение сельхозпроизводителем технологии выращивания сельскохозяйственной культуры.

Другой сложностью разрешения данных споров является установление момента наступления страхового случая. Это связано, главным образом, с тем, что в агростраховании момент наступления страхового случая не совпадает с моментом его выявления.

Обычно убытки, причиненные сельхозпроизводителю в связи с потерей или недополучением им урожая, могут быть выявлены лишь во время сбора урожая, тогда как страховой случай наступает в момент причинения убытков, а не в момент его выявления. В одном из страховых споров, связанных со страхованием будущего урожая, камнем преткновения стало выяснение причин недополучения сельхозпроизводителем урожая (весьма низкой урожайности застрахованного будущего урожая) и причинения ему в связи с этим убытков.

Между страховой компанией и сельскохозяйственным производителем (страхователем) был заключен договор страхования будущего урожая, согласно условиям которого страховым случаем считалось недополучение урожая застрахованной культуры в результате, в частности, засухи. Страхователь произвел контрольный обмолот урожая и заявил о наступлении страхового случая (недополучение им урожая в результате засухи). Страховая компания отказала в выплате страхового возмещения, ссылаясь на отсутствие оснований для его осуществления (наступление засухи до заключения договора).

Дело рассматривали суды неоднократно. Постановлением от 05.09.2016 г. по делу № 5024/1725/2012 Высший хозяйственный суд Украины оставил без изменений постановление суда апелляционной инстанции, которым в удовлетворении иска о взыскании страхового возмещения было отказано, поскольку страхователь совершил ряд нарушений агротехнических требований, что ухудшило урожайность, привело к недополучению урожая в запланированном объеме и сделало невозможным определение размера убытков, причиненных в результате засухи и нарушения технологии выращивания ярового ячменя, что по условиям договора является основанием для отказа в выплате страхового возмещения. Высший хозяйственный суд Украины в постановлении отметил, что, учитывая невозможность установления размера потерь на застрахованных посевах от действия засухи, поскольку на эти посевы также оказывал влияние целый ряд упущений элементов технологии выращивания, обстоятельства не позволяют убедиться в том, что недополучение урожая из застрахованных полей произошло именно вследствие засухи, то есть является страховым случаем.

В другом деле, связанном со страхованием урожая, спор возник между страховой компанией и сельскохозяйственным предприятием относительно недействительности договора страхования будущего урожая, в частности недействительности условий договора об определении страховой суммы и франшизы.

Согласно условиям договора страховым случаем признавалось недополучение страхователем урожая в результате действия страховых рисков. По условиям договора общая страховая сумма по договору составляла 19 млн грн, франшиза – 9 млн грн, соответственно страховая сумма по каждому полю отдельно была меньше размера франшизы. Страхователь настаивал на том, что условия договора о порядке определения страховой суммы и франшизы не направлены на наступление реальных последствий, поскольку по заключенному договору невозможно будет получить страховое возмещение, независимо от размера причиненных убытков, ведь франшиза в каждом случае будет больше, чем страховая сумма по каждому отдельному полю. В связи с этим страхователь настаивал на признании договора недействительным, поскольку считал, что договор фиктивный (не направлен на реальное наступление правовых последствий).

Суды всех трех инстанций отказали в удовлетворении иска. В постановлении от 21.06.2016 г. по делу № 910/23115/15 Высший хозяйственный суд Украины, соглашаясь с позицией судов предыдущих инстанций, отметил, что истец не доказал суду надлежащими и допустимыми доказательствами отсутствия намерения сторон (как истца, так и ответчика) на момент заключения договора страхования создать обусловленные им правовые последствия, как и не предоставил в суд доказательств, которые бы подтверждали, что сделка не была направлена на реальное наступление обусловленных ею правовых последствий, противоречит нормам Гражданского кодекса Украины, другим актам гражданского законодательства или его моральным принципам.

С формальной точки зрения, конечно, можно согласиться с судом, что при установленных судом обстоятельствах (уплата страхователем страхового взноса и т. п.) нет оснований считать договор фиктивным, однако можно ли считать указанный договор (а именно его условия) не противоречащим актам гражданского законодательства, – вопрос.

Разрешение страховых споров в большинстве случаев сводится к решению вопроса о наличии (отсутствии) оснований для выплаты страхового возмещения, что, как правило, требует выяснения судами одного, но чрезвычайно важного вопроса – был ли (имеет ли место) страховой случай? Конечно, иногда, как в случае с утраченным (недополученным) урожаем, довольно непросто, а то и даже очень сложно установить, является ли заявленный страхователем случай (событие) страховым. Однако вместе с тем следует иметь в виду, что договором страхования могут быть предусмотрены дополнительные основания для отказа в выплате страхового возмещения и случаи, когда страховое возмещение не выплачивается, а события не признаются страховым случаем.

Опубликовано: Юрист и Закон, 04 ноября 2016 г., №41