Парламент сделал первый шаг на пути к передаче полномочий Национальному агентству Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений не только на сохранение активов, на которые наложен арест в уголовном производстве, но и на владение, пользование и/или распоряжение такими активами, в том числе правом реализации, технологической переработки или передачи в управление активов, конфискованных в уголовном производстве. Соответствующий законопроект №4056 был принят в первом чтении, однако принятие его в целом в тот же день народные депутаты не поддержали.

Иван Божко, адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры», прокомментировал «Юридической практике» грядущие нововведения:

«Данным законопроектом предлагается наделить Национальное агентство полномочиями владения, пользования и/или распоряжения активами, на которые наложено арест в уголовном производстве, в том числе правом реализации, технологической переработки или передачи в управление активов, конфискованных в уголовном производстве.

Следует отметить, что подобные положения содержатся в Директиве 2014/42/ЕС Европейского парламента и Совета от 3 апреля 2014 года «О замораживании и конфискации инструментов и доходов от преступлений в Европейском союзе», пункт 32 которой предусматривает, что активы, замороженные в связи с возможной дальнейшей конфискацией, должны подлежать адекватному управлению, чтобы не терять свою экономическую ценность (для этого Государствам-участникам следует принимать необходимые для этого меры, включая возможность продажи или передачи имущества для уменьшения подобных потерь). То есть изменения, предложенные законопроектом, фактически направлены на адаптацию украинского законодательства к законодательству Европейского Союза о борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем.

Что касается распоряжения подобного рода активами, то часть 4 статьи 21 Закона Украины «О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и иных преступлений», в редакции предложенной законопроектом, предусматривает, что реализация или техническая переработка допускается в случаях, касающихся предметов или крупных партий товаров, хранение которых из-за их громоздкости или иных причин невозможно без чрезмерных трудностей, или расходы по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, или которое быстро теряет свою стоимость, а также имущество в виде товаров или продукции, которые поддаются быстрой порче. С одной стороны, формулировки достаточно размытые и могут допускать двоякое толкование, с другой – в проекте Закона также предусматривается, что Кабинетом Министров Украины будет установлен приблизительный перечень такого имущества. Подобные меры Национальное агентство сможет применять только на основании соответствующего определения следственного судьи или суда, но, в то же время, в законопроекте отсутствуют разъяснения о возможности обжалования таких решений, как и о том, что подача жалобы на определение о передаче активов для реализации или технологической переработки приостанавливает его исполнение.

При защите активов от неправомерных действий, следует учитывать, что полномочия Национального агентства по управлению и распоряжению имуществом возникают только после наложения на него ареста. То есть, защита имущественных прав, как и ранее, будет базироваться на обжаловании или недопущении применения следственным судьей/судом указанной меры обеспечения уголовного производства. В частности, следует акцентировать внимание на необходимости доказывания органами следствия и прокурором того, что данное имущество получено подозреваемым, обвиняемым или осужденным лицом преступным путем или является доходом от совершенного преступления, либо о том, что третье лицо не является законным приобретателем такого имущества, знало или могло знать о его происхождении.

Более детально о применении подобных норм можно будет говорить уже после формирования соответствующей судебной практики».