Если вы можете перенести свой образ мышления от простой продажи к укреплению доверия с клиентом, даже если это принесет вам несколько долларов прибыли, вы начнете видеть возможности, которые никогда не воображали, когда вы понимаете, что означает приводить клиента в восторг, давая ему больше, чем он ожидал!

Крис Зейн

Обещать награду грузчикам за своевременную  разгрузку судна, дать бутылку виски таможеннику, чтобы избежать задержки, или предложить блок сигарет агенту порта, чтобы получить специальное обслуживание. Такие действия всегда рискуют попасть в немилость криминальных законов.

В этой статье мы обсудим корпоративную ответственность и каким образом Соединенное Королевство установило границы для предотвращения такого рода нарушений. Кто могут быть эти нарушители? Закон США когда-то гласил, что «корпорация не может совершить государственную измену или тяжкое преступление, или другое преступление, в своей корпоративной активности, но ее члены могут, в своих различных индивидуальных поступках». Такое восприятие изменилось с течением времени. Во-первых, была достигнута договоренность о том, что корпорация может быть привлечена к уголовной ответственности за невыполнение определенных юридических обязательств (бездействия), затем также за неприемлемое выполнение определенных юридических обязательств (должностные преступления). В контексте Великобритании, Лорд Рид писал:

«В случае, если работодателем является компания с ограниченной ответственностью, сложные вопросы возникают в самых разнообразных обстоятельствах при определении того, какие из ее должностных лиц или служащих будут идентифицироваться с самой компанией, так что их вина является виной компании… Живой человек обладает разумом, который может иметь знания или намерения, а может быть небрежным, и у него есть руки, чтобы осуществить свои намерения. У корпорации их нет: она должна действовать через живых людей, хотя не всегда одного и того же человека. В этом случае человек, который действует, не говорит или действует для компании. Он действует как компания, и его разум, который направляет его действия, является разумом компании.

Концепция корпоративной преступности всегда была сложной, так как стоит на стыке уголовного права и корпоративных форм, где второе рассматривается в контексте физического лица и наказания за его поступки, а первое - в контексте действий человека в системе иерархий, структур, политики и отношений. С юридической точки зрения, трудно контролировать, в какой степени преступление было совершено, и что представляет собой преступление, совершенное корпорацией. Тем не менее, в недавнем прошлом подход к определению отношений между корпорацией и ее сотрудниками и агентами, разработал юридическую фикцию, что намерения сотрудников или агентов совпадает с намерением юридического лица» .

Введение.

Соединенное Королевство (Великобритания) имеет четкие нормативные положения, касающиеся корпоративных проступков. Два закона, которые играют наиболее важную роль в этом отношении, являются Закон об Убийстве и Причинении Смерти по Неосторожности Юридического Лица 2007 года (CMCHA) и Закон о Борьбе со Взяточничеством 2010 года (Закон о Взяточничестве) – оба из которых сосредотачивают внимание на системах управления и контроля юридического лица. Как уже было сказано одним из юристов, «Не имеет значения, кто вы, если вы нарушаете закон, будут последствия».

В частности Закон о Взяточничестве, который накладывает ответственность за неспособность предотвратить акт взятки, если только лицо не сможет доказать, что обладает соответствующими процедурами для предотвращения, является значительным изменением в подходе к корпоративной уголовной ответственности. Важной особенностью нового закона о борьбе со взяточничеством является его экстра территориальный охват и применимость к иностранным компаниям. Иностранная компания, осуществляющая «любую часть бизнеса» в Объединенном Королевстве может быть привлечена к ответственности в соответствии в законом о борьбе со взяточничеством за неспособность предотвратить взяточничество, совершенное любым из его сотрудников, агентов или других представителей, даже если взятка совершается за пределами Великобритании и включает не ее граждан.

 

Что является взяткой.

Взятка выплачивается или получается в случае, если одно лицо предоставляет выгоды другому лицу с целью побудить другого человека делать то, что является неправильным в глазах разумного человека в Соединенном Королевстве. Преступление будет совершено, даже если взятка только предлагается или выпрашивается, но на самом деле не передается. Для того, чтобы было совершено преступление, необходимо намерение, знание или вера со стороны человека в дополнение к даче взятки. Оба активные и пассивные преступления входят в понятие «ненадлежащее исполнение», или «противоправный элемент», как это описано в Прокурорском Руководстве. Ключом к тому, было ли совершено преступление, является эта связь между взяткой и этим «противоправным элементом»; без этой связи преступление не будет считаться совершенным.

Закон о Взяточничестве – Краткий Обзор.

Закон о Взяточничестве 2010 года получил королевскую санкцию 8 апреля 2010 года. Данный закон создает новое преступление в соответствии с разделом 7, которое может быть совершено коммерческими организациями, которые не в состоянии предотвратить совершение лицами взяточничества от их имени. Полной защитой для организации будет являться доказательство, что несмотря на исключительный случай взяточничества, она имеет адекватные процедуры для предотвращения подкупа лиц, связанных с ней. Раздел 9 Закона о Борьбе со Взяточничеством требует Секретариат Государства публиковать руководства о процедурах, которые коммерческие организации могут использовать для предотвращения подкупа связанных с ней лиц. Это руководство устанавливает общий подход Генерального Прокурора, Директора Службы по борьбе с крупными экономическими преступлениями (SFO), Директора Департамента по Налогам и Таможенным Сборам к уголовному преследованию в Англии и Уэльсе за корпоративные правонарушения, за исключением преступлений, связанных с непредумышленным убийством. Правонарушения под  CMCHA преследуются CPS, которое выпустило отдельное руководство по этим преступлениям.

 

Для того, чтобы определить ответственность корпорации, существуют два основных принципа, на которые полагаются:

  1. Первым методом является «принцип идентификации», когда, при условии соблюдения некоторых ограниченных исключений, компании может быть предъявлено обвинение, и признание вины в преступных действиях руководителей или менеджеров, которые предс��авляют руководящий разум и волю, и контролирует ее деятельность. Эта концепция развивалась в течение многих десятилетий, и в случае, если преступление связано с доказательством психического элемента (преступного умысла), такие как многие коррупционные правонарушения, то возможно объединить доказательство самого акта (состава преступления) со стороны работника и представителя компании, которые не представляют руководство компании, с доказательством преступного умысла со стороны лица, который как раз представляет руководящий орган.
  2. Второй метод ответственности работодателя за действия работника использовался еще с девятнадцатого века. Хотя в общем юридическое лицо не может быть осуждено за преступные действия своих служащих или агентов, есть некоторые исключения, наиболее важным из которых является преступление по статутному праву, которое возлагает абсолютную ответственность на работодателя, даже если работодатель не давал разрешения или согласия на этот акт. Везде, где обязанность, возложенная законом таким образом, что нарушение обязанности сводится к неповиновению закону.

Внутренний взгляд  на Службу по Борьбе с Крупными Экономическими Преступлениями

SFO была учреждена и получила свои полномочия в соответствии с Законом об Уголовном Судопроизводстве 1987 года и начала свою работу в 1988 году. Служба расследует и преследует серьезные и крупные мошенничества, случаи взятничества и коррупции. SFO поощряет компании подавать собственный отчет (1 ноября 2011 года SFO представила новый сервис «SFO Конфиденциально», для того, чтобы сделать процесс отчетности о коррупции проще) о проступках, и поощрение такого поведения было мотивом, стоящим за введением в Законодательство Великобритании в феврале 2014 года соглашения об отсрочке судебного преследования («DPA»). Эти соглашения предусматривают процедуру, с помощью которой коммерческие организации, которые раскрывают информацию о махинациях в рамках своего предприятия, могут договориться с SFO о серии гражданско-правовых санкций (например, штрафы, выплата компенсаций, обзор и мониторинг), в ответ на то, что SFO соглашается не продолжать уголовное преследование.

SFO сотрудничает с другими правоохранительными партнерами, чтобы справиться с проблемами серьезной организованной преступности, в соответствии со стратегией правительства по борьбе с организованной преступностью. В частности, SFO близко сотрудничает с (а) Национальным Агентством по Борьбе с Экономическими Преступлениями, Международной Службой по Борьбе с Коррупцией и Разведывательным Подразделением Взяточничества и Коррупции; (б) Лондонской Полицией, в том числе Управлением по Экономическим Преступлениям и Национальным Бюро Разведки Мошенничества; (в) Британскими полицейскими силами и региональными подразделениями по борьбе с организованной преступностью, региональными подразделениями по возврату активов и региональными органами по контролю за мошенничеством; (г)  Королевской Налогово-Таможенной Службой; (д)  Управлением Финансового Надзора.

SFO также тесно работает в сотрудничестве с правительственными ведомствами Великобритании, в том числе с Генеральной Прокуратурой, Министерством Внутренних Дел и Министерством Юстиции, и с зарубежными партнерами, такими как Департамент Юстиции США по вопросам, где есть общий интерес.

В последнее время SFO начала расследование по Tata Steel Ltd в связи с обвинениями, связанными с сертификатами, используемыми для проверки состава продуктов. Находящийся в Мумбае Tata Steel Ltd, который стремится продать свой бизнес в Великобритании, сделал заявление о мошенничестве после внутреннего аудита, который выявил неприемлемое тестирование и сертификацию.

Правовое положение в Объединенных Арабских Эмиратах.

В теории, юридическое лицо может быть предметом какого-либо преступления, совершенного при обстоятельствах, описанных в Статье 65 Федерального Уголовного Кодекса, такие как (а) мошенничество и злоупотребление доверием; (б) взяточничество и коррупция; (в) хищение государственных средств; (г) отмывание денег; (д) фальсификация; (е) необеспеченные чеки; (ж)  ответственность директора и сотрудников за бесхозяйственность или ложную информацию в документации компании; (з) кибер-преступления; (и) вопросы труда и нарушения правил безопасности, которые  приводят к гибели одного или нескольких сотрудников; (к) уголовные дела в отношении сотрудников за кражу, нарушения доверия или раскрытие конфиденциальной информации. Однако ОАЭ стараются обуздать непрекращающиеся темпы коррупции в своем управлении, которая может ударить по волне крупных корпоративных скандалов. Так что для того, чтобы скорректировать ответственность за коррупцию и взяточничество, становится разумным рассмотреть не только индивидуальную уголовную ответственность директоров или сотрудников компании, но и саму компанию. Несмотря на значительные споры, окружающие вопросы уголовной ответственности по регулированию корпоративного поведения, лишь немногие из них ставили под сомнение фундаментальную основу для привлечения к уголовной ответственности в отношении корпораций. В ОАЭ нет организаций, подобных SFO, и правительство должно задуматься над концепцией привнесение большей прозрачности в правовую систему.

Заключение.

Недавнее прошлое было свидетелем множества преступлений, совершенных или планируемых, которые исключили или подорвали принцип идентификации. Однако критерии для установления уголовной ответственности компании за эти преступления различны, но они разделяют предположение, что компания должна быть привлечена к ответственности, если ее организационные недостатки таковы, что другие лица, связанные с компанией совершили преступление. SFO приносит дополнительные перемены, а также введение DPA за невозможность предотвращения взяточничества, импульс неизбежно вернется к увеличению моделей «неспособности предотвратить» и «грубого нарушения служебных обязанностей» в новые типы корпоративной преступности.